Игорь Драко. СТРАСТИ. Кремль наш?

Игорь ДРАКО

Игорь ДРАКО

Родился в Фергане (Узбекистан), в школу ходил в Ивье (Гродненская область), окончил Санкт-Петербургский университет (Россия). Гражданин Республики Беларусь, которому почему-то не дают эфир на БТ. Любит читать, слушать, смотреть, писать и говорить, но не верит, что в споре рождается истина, поэтому предпочитает беседу.

Примерно месяц назад Михаил Мясникович, теперь он у нас в должности председателя Совета Республики, сказал, что договор о Союзном государстве Беларуси и России должен быть актуализирован. Когда белорусские топ-чиновники вспоминают о Союзном государстве, это, как правило, значит, что они будут просить у России деньги. 

Господин Мясникович дотаций, преференций и кредитов, которые Беларусь никогда не вернет, напрямую не требует, он говорит о неких дополнениях к договору, нужных и выгодных гражданам и хозяйствующим субъектам обеих стран.

Для реализации всех «улучшающих» проектов необходимы средства, на то они и проекты, чтобы под них закладывалось финансирование. Но не Беларусь же будет «закладывать»; Михаил Владимирович давно в этих делах, потому ни на не секунду не сомневается: платить за существующие в его голове или уже оформленные чиновником рангом пониже в виде файла проекты должна Россия.

Надо это России? А кто ее спрашивать будет, главное, что Беларуси надо. Откажется — так и сообщим белорусским гражданам, что с восточным соседом кашу не сваришь, потому нам надо рассчитывать только на себя и через свою «многовекторную» политику извлекать прибыль из отношений с ЕС и Китаем.

Ну, «многовекторность» — это же наше все. Именно она позволяет министру иностранных дел Владимиру Макею говорить о независимости нашей внешней политики, что, в свою очередь, дает возможность другим говорящим и пишущим о политике бубнить мантры о «Беларуси-мосте между Западом и Востоком» и ее если не юридическом, то фактическом нейтралитете.

На мой взгляд, весь выше отмеченный суверенный набор — выспренняя чепуха, основанное на раздутом самомнении враньё и отложенное предательство.

Что такое «рассчитывать на себя»? Цифровая экономика с ее криптовалютным офшором? Но от декрета до успешного майнинга путь не близкий и рискованный, а налоговые льготы айтишникам вообще трудно вяжутся с пользой для всей Беларуси. Тогда как для жизни белорусов нужны российский рынок (труда, в том числе) и российская же нефть (зам премьер-министра Семашко подтвердит), чтобы произведенные из нее продукты отправлять по «многовектору» в ЕС («многовектор» в Китай сбоит уже вторую пятилетку).

С Беларусью-мостом тоже проблема. Ведь мост — символ коммуникации. А что, у России, Казахстана, Китая, Индии, Вьетнама нет возможности «связываться» с ЕС напрямую?

Наши «мостостроители», видимо, перепутали эпохи. ВКЛ действительно могло быть территорией, которая, условно говоря, объединяла/разъединяла Европу и Азию. Тогда культурный, социальный, политический аспекты функционировали в сложном коммуникационном поле наряду с экономико-практическими: торговля, транспорт, логистика и т.п.

И давайте сравним вес ВКЛ как государства (территория, население, экономика) в тогдашней Европе с весом нашего государства в Европе сегодняшней. Сравнение явно не в пользу Республики Беларусь. Мостик такой слабенький, что лучше на него вообще не ступать, а то сломается. Перепрыгнули ручеек и дальше пошли.

Нейтралитет — так это вообще что-то вроде того, как можно быть немножко беременной. Переговорами в Минске по Украине, похоже, снесло крышу как белорусской власти, так и части оппозиции, но время идет, и крышу надо возвращать на место. Позиция «мы не во всем безоговорочно поддерживаем Россию» хороша, пока на самом деле получается стоять в стороне от конфликта. И даже санкционные продукты можно перепродавать в Россию (ведь, в конце концов, они лежат на прилавках в российских торговых сетях и покупаются гражданами России, которые прекрасно осведомлены, что норвежская семга не водится в белорусских озерах).

А вдруг начнется война между Россией и НАТО… Беларусь в ОДКБ, потому должна вступить в войну тоже. Вступит? Или в первый же день войны закричит о своем нейтралитете, то есть предаст союзника? И если этот мостик-Беларусь такой ненадежный, то какой от него — нейтрального — прок НАТО? Может, имеет смысл заменить эту доску крепким бетонным мостом польского производства?

Так вот наш «многовектор» в ЕС имеет смысл ровно до той поры, пока мы находимся в различных интеграционный объединениях с Россией.

Представим ситуацию, что в Кремле решили: всё, хватит с нас разных братушек, будем жить с ними, как с обычными соседями; граница, таможня, никаких союзных государств и евразийских союзов за счет России, и без ОДКБ, все равно никто за русских воевать не будет, все только ждут нашей защиты и наших вливаний в их оборону.

Как только это заработает, мы в Беларуси сразу же забудем о «многовекторности» и о расчете на свои силы; о том, что мы не Россия и не Европа, а мост между ними, тоже забудем. Зато независимая внешняя политика и нейтралитет (ведь больше не в союзах с Россией) станут реальностью (правда, нейтральными нас признают только тогда, когда перестанем торговать оружием, но это нюансы).

И что тогда?

«Независимая политика» и «нейтралитет» обратятся за помощью к международному сообществу. Последнее чего-то отстегнет»на первых порах, потом попросит или само предоставит план реформ и… Впрочем, международному сообществу интересна только граница с Россией, а если вы по-настоящему про нейтралитет, тогда, пожалуй, план реформ и ни к чему.

Решения «хватит содержать братушек» в отношении Беларуси Кремль не примет (во всяком случае, до того часа, пока Беларусь не предаст Россию по-крупному), но тактики «нерасширения или сворачивания сотрудничества» в разных областях будет придерживаться непременно. Надоели мы им своей необязательностью.

Возможно, руководство Беларуси сознательно выстраивало линию поведения таким образом, чтобы Союзное государство не было ни союзным, ни государством, но просто одним из договоров, которым можно размахивать в ситуации, когда Беларуси необходимо получить деньги или преференции от России (отношение к остальным интеграционным объединениям выглядит похожим).

Ну, если в России долгое время соглашалась с таким подходом, то почему было не пользоваться им. Теперь в Москве, насколько можно судить, смотрят на ситуацию иначе.

Когда Александр Лукашенко и Борис Ельцин создавали Союзное государство, еще сильно пульсировало поле переживаний, порожденное распадом СССР.

Трудно сказать, кому из двух президентов Союзное государство было нужнее. Ходили слухи, что Александр Лукашенко (который был моложе Ельцина и популярнее его не только в Беларуси, но и в самой России) рассчитывал через объединение стран занять главный пост в Кремле. Вполне возможно, что такие желания/мысли у президента Беларуси были, ведь тогда он был еще советским человеком, а не белорусским националистом, в которого превратился уже в 2000-х.

Приход Путина в Кремль поставил перед кортежем Александра Лукашенко знак «Въезд запрещен». Или Путин тут ни при чем; просто объективные исторические условия «закрыли» Лукашенко в пределах Беларуси (не думаю, что он рвался, например, решать чеченский вопрос). А потом… Если ты президент страны, которая откололась от империи, то тебе приходится «держать дистанцию», чтобы не стать губернатором Беларуси или полпредом президента России в Белорусском федеральном округе.

Пока ты, президент, «держал дистанцию», возле тебя повзрослели/заматерели чиновники и управленцы, для которых Беларусь уже не часть СССР, а ты сам не руководитель советской республики. Ты — лидер страны, и потому белорусский националист. А националист потому, что отстаиваешь национальные интересы Беларуси. И попутно (или же в первую очередь) не только национальные, но также свои личные (ведь хочешь быть президентом) и всей корпорации «вертикальщиков» (ведь не народ же тебя до сих пор президентом держит).

Но все-таки ты начинал как большой друг России (не важно, метил в Кремль или нет), а что теперь? Как твоим подчиненным, созревшим в эпоху независимости, вести себя по отношению к России? С Мясниковичем, Семашко и Макеем все ясно, а им, этим новым почти министрам или уже министрам, вне зависимости от того, сколько ты еще пробудешь президентом, все равно они переживут тебя, потому что моложе, — им-то как?

Кремль, он все еще наш или уже нет?

Вот с таким сложным внешнеполитическим вопросом вступают в свою чиновничью и, быть может, политическую зрелость белорусские националисты от власти (еще раз отметим: националист здесь должен пониматься как действующий в национальных интересах Беларуси ее гражданин, без каких-либо этнических «добавок», которые проходят по части уже не национальных, но националистических определений).

 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».

 




Оставьте комментарий (0)