Константин Дегтярев. ПРАВОСУДИЕ. Белорусский суд и дело авторов «Регнума»

Константин ДЕГТЯРЕВ

Константин ДЕГТЯРЕВ

(Kantsantsin Dzehtsiarou) Доктор права, доцент школы права и социальной справедливости Университета Ливерпуля. Автор многочисленных статей, блогов и комментариев по вопросам толкования Европейской конвенции по правам человека. В 2015 году издательство Кембриджского университета опубликовало его монографию «Европейский консенсус и легитимность европейского суда по правам человека». В качестве эксперта по правовым вопросам сотрудничает с Советом Европы, Программой развития ООН, ОБСЕ. 

В Беларуси судят трех белорусов, сотрудничавших с российским информационным агентством «Регнум», за разжигание национальной вражды. Они высказывали мнения, которые ставили под сомнение независимость Беларуси и национальную идентичность белорусов. Дело напрямую связано с политикой и свободой слова. В Беларуси верховенство права и правосудие очень часто заканчиваются там, где начинается политика.

Политические дела — это настоящая лакмусовая бумага, настоящий тест для независимости и самостоятельности судебной власти. Настоящее судейское искусство проявляется там, где нужно проанализировать сложную правовую ситуацию с точки зрения права и внутреннего убеждения судьи, а не следовать указаниям и внутреннему убеждению представителей других ветвей власти.

Я думаю, что цитата, которая приписывается Вольтеру, уместна здесь — «Я могу быть не согласным с вашим мнением, но я готов отдать жизнь за ваше право высказывать его».

Свобода слова — это ценность, которую надо охранять. Обычно свобода слова защищается судом. Это не значит, что свобода слова не может быть ограничена. Безусловно, человек, который крикнет «пожар» в переполненном кинотеатре, должен за это понести ответственность. Однако в менее экстремальных случаях все не так однозначно. Ограничения свободы слова должны быть обоснованы объективными фактами. Ведь проще всего запретить мнение, с которым не согласен: однако такой подход ведет к произволу.

Суды любой страны время от времени сталкиваются с ситуацией, когда сложно точно сказать, где заканчивается свобода слова, а где начинается злоупотребление этой свободой. В такой ситуации суд должен взвесить ряд факторов — насколько важна данная информация для публичной дискуссии, насколько оскорбительна данная информация, может ли информация или мнение повлечь за собой негативные последствия.

Европейский суд по правам человека во многих делах сталкивался с проблемой ограничения свободы слова. Очень часто суд заявлял, что для запрета высказываний недостаточно, чтобы информация шокировала или была неприятна большому количеству читателей или слушателей. Европейский суд часто подчеркивает, что уголовная ответственность за высказывания должна наступать тогда, когда в них есть призыв к насилию.

В любой стране существуют ограничения свободы слова: тиражи газет могут арестовать, книги могут ограничить к продаже, распространение листовок могут запретить, однако привлечение к уголовной ответственности за свободу слова — это исключительная мера, которая требует очень детального обоснования.

В Европе дела об отрицании геноцида могут влечь за собой уголовную ответственность, но даже в таких делах реальные сроки заключение являются редкостью. Более того, необходимость и обоснованность ответственности за отрицания геноцида до сих пор является темой оживленных споров.

Европейский суд по правам человека требует, чтобы государства не создавали атмосферу страха, когда журналисты или комментаторы боялись бы высказывать свою честную позицию.

Дела об ограничении свободы слова — сложные, требуют взвешенного подхода и внимательного отношения и к доказательствам, и к смыслу процесса. В таких сложных делах, в процессах, которые близки к политическим, судебная система должна показывать свою независимость, а процедуры должны быть истинно состязательными. В таких процедурах прокурор и адвокат должны предоставлять аргументы, которые в конце концов и оценит суд, причем аргументы и адвоката, и прокурора должны иметь равный вес и ценность.

Суд в Беларуси находится в такой ситуации, когда в любом деле проще вынести обвинительный приговор. В таком случае не будет разговоров о коррупции, не будут испорчены отношения с прокуратурой и Следственным комитетом. А в делах, связанных с политикой — не будет и других возможных нежелательных последствий для судей.

В Беларуси очень маленькое число оправдательных приговоров, как среди сложных дел, так и среди тех, где все очевидно. Для того чтобы это изменить, нужно не только реформировать закон, но также реформировать и отношение к оправдательным приговорам.

Оправдательный приговор должен быть не подвигом судьи, а обычным делом. Более того, прокуроры и следователи не должны наказываться за любой оправдательный приговор, а только за те, в которых были допущены правонарушения с их стороны. Адвокаты же не наказываются за обвинительные приговоры — почему сторона обвинения должна наказываться?

В английском праве есть положение, согласно которому правосудие должно быть не только отправлено по факту, но и у всех должно сложиться впечатление и даже уверенность, что правосудие действительно было отправлено. В деле «Регнума» на белорусском суде лежит обязанность справедливо оценить все факты и принять решение на основе права и своего внутреннего убеждения.

 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».