Беларусь в ЦЕИ: три буквы, которые значат всё меньше

Проку от членства в ЦЕИ немного — ни политических, ни экономических дивидендов участие в организации не приносит.

Любопытная закономерность: чем прочнее позиция Беларуси в какой-либо организации, тем менее эффективной та является. Имеются в виду, разумеется, политические, а не узкоспециализированные структуры вроде Всемирной организации здравоохранения или Международного союза электросвязи. В данном случае речь идет о Центрально-Европейской инициативе (ЦЕИ), годичное председательство Беларуси в которой на днях завершается.

Встреча глав правительств ЦЕИ в Минске / Фото пресс-службы Совмина

Внешне ЦЕИ производит достаточно солидное впечатление. Она была создана в 1989 году Австрией, Венгрией, Италией и тогда еще единой Югославией, чтобы преодолеть блоковое противостояние на континенте через восстановление кооперативных связей между государствами с различной политической ориентацией и разным экономическим устройством.

Произошедшие в Европе радикальные политические преобразования привели к тому, что год спустя к организации присоединилась Чехословакия и структура стала называться «Пятиугольник». Еще через год добавилась Польша и получился «Шестиугольник». А еще годом позже, когда в организацию вошли бывшие югославские республики Босния и Герцеговина, Македония, Словения и Хорватия, было решено вернуться к первоначальному названию.

В дальнейшем к ЦЕИ присоединялись Албания, Беларусь (в 1995), Молдова, Румыния, Украина, Сербия и Черногория, так что ныне в структуру входят 18 стран.

В свете произошедших перемен главной задачей ЦЕИ стала поддержка стран с переходной экономикой в процессе их интеграции в Европейский союз. Трудно сказать, насколько важным оказался вклад ЦЕИ в достижение этой цели. Можно лишь отметить, что если поначалу членом ЕС была только Италия, то на сегодняшний день таких стран в составе ЦЕИ уже 10, а семь из восьми остальных к этому стремятся.

Единственным исключением является, понятное дело, Беларусь. Тем не менее, никакой дискриминации по этому поводу не существует, о чем свидетельствует нынешнее председательство нашей страны.

 

Проекты со скромным бюджетом: лучше, чем ничего

При этом остается открытым вопрос, какие преимущества хотел бы получить официальный Минск от участия в деятельности ЦЕИ и насколько его ожидания оправдываются.

Надо признать, что он проявляет там активность, особенно на высоком уровне, участвуя практически во всех встречах глав правительств и министров иностранных дел стран-членов, заседаниях Комитета национальных координаторов, совещаниях политических директоров.

Что же касается прагматической пользы, то, например, в 2013 году организация оказала финансовую помощь в проведении здесь двух международных научных форумов, а также началась реализация белорусско-итальянского проекта по внедрению информационных технологий в сфере территориального анализа и устойчивого использования природных ресурсов.

В 2014-2015 годах в Беларуси было реализовано шесть проектов ЦЕИ с общим объемом финансирования порядка 120 тысяч евро в таких сферах, как транспорт, туризм, культура, образование и научные исследования.

Подобный эффект трудно назвать существенным, хотя, конечно, пренебрегать даже такими возможностями едва ли оправданно.

 

Первые лица на заседания не рвутся

Согласно составленной внешнеполитическим ведомством программе председательства, планировалось проведение ряда мероприятий: министерских встреч, заседаний комитетов, конференций, а также бизнес-форума.

К числу главных относились, безусловно, заседания Парламентской ассамблеи ЦЕИ и глав правительств стран-членов. Оба заседания состоялись в Минске, соответственно, 28 ноября и 12 декабря. Складывается, однако, впечатление, что заметными событиями они не стали.

Так, сообщалось, что в заседании ассамблеи примут участие руководители парламентов всех 18 государств-членов. На деле же присутствовали официальные лица лишь из 13 стран, скромно названные «представителями».

По основной теме «Цифровые технологии в условиях обеспечения геополитической безопасности» выступали только белорусские докладчики, включая целый ряд депутатов Национального собрания, в близком знакомстве с этой тематикой до сих пор не замеченных. Как следствие, полезность заседания выглядит несколько сомнительной.

Аналогичная ситуация сложилась и на второй встрече — из глав правительств в Беларусь прибыл только премьер-министр Молдовы Павел Филипп. Остальные страны представляли несколько министров и заместителей министров, а также директора департаментов.

При этом нет оснований рассматривать такое конфузное положение как демонстрацию негативного отношения к Беларуси. Скорее, можно констатировать отсутствие большого интереса стран-членов ЦЕИ к ее деятельности.

По мнению экспертов, последнее десятилетие организация испытывает определенный кризис идентичности, связанный прежде всего с практическим исчезновением прежней четкой цели — достижения членства в Евросоюзе. Для решения же насущных задач в регионе у самого ЕС несравненно больше возможностей, прежде всего финансовых.

В итоге из-за невысокой эффективности ЦЕИ полноправное членство в ней Беларуси не только не сильно способствует экономическому развитию, но и не приносит заметных политических дивидендов.