«Перетягивали пистолет». Судят минчанина, подстреленного на Новый год

Мужчину обвиняют в сопротивлении сотруднику правоохранительных органов и нанесении телесных повреждений потерпевшему.

В суде Московского района начался процесс по делу Андрея Гавроша, который на Новый год был ранен сотрудником милиции. Минчанина обвиняют в сопротивлении сотруднику правоохранительных органов сержанту милиции Руслану Соловьеву, что выразилось в неподчинении законным требованиям и нанесении телесных повреждений потерпевшему (ч. 2 ст. 363 УК). Дело слушается под председательством судьи Светланы Бондаренко, гособвинитель — прокурор Елена Крупенина.

Обвиняемый Андрей Гаврош

Обвиняемому 29 лет, образование высшее, работал наладчиком оборудования. Ранее судим не был. Сейчас он находится под стражей. Инцидент произошел в доме по проспекту Любимова в Минске в шесть утра 1 января 2017 года. Обвиняемый отмечал Новый год с женой и друзьями, соседи вызвали милицию, жаловались на шум.

Существует две версии произошедшего. Родные Гавроша говорят, что гости успокоились, как только соседи пожаловались на шум. Заявляют, что молодой человек сопротивления не оказывал. Не успел он открыть дверь милиционеру, как послышались хлопки и крики. Очевидцы выбежали в тамбур, где увидели Андрея Гавроша, который лежал в крови на полу. Как выяснится позже, милиционер его дважды ранил из пистолета. Скорая помощь увезла мужчину в военный госпиталь. Сообщалось, что он был в состоянии алкогольного опьянения.

По версии правоохранителей, Гаврош оказал сопротивление прибывшему милиционеру Руслану Соловьеву. Из обвинения следует, что он ударил правоохранителя сначала ногой, а потом руками. Экспертиза позже установит у Соловьева ЧМТ легкой степени, сотрясение мозга, кровоподтеки и ссадины. Травмы имели характер легких телесных повреждений.

Отмечается, что милиционер был вынужден применить табельное оружие после неоднократных предупреждений в адрес нарушителя.

Признанный потерпевшим сотрудник милиции Руслан Соловьев

Андрей Гаврош заявил, что вину не признает. Ему грозит до 5 лет лишения свободы.

Отметим, что в здании суда Московского района усиленный контроль. Дежурят сотрудники Московского РУВД, в том числе заместитель начальника. На процессе присутствуют сотрудники милиции в гражданском. Потерпевший Соловьев до начала заседания направил в суд ходатайство проводить процесс в закрытом режиме, однако сегодня от этого заявления отказался.

 

Потерпевший милиционер: в армии я не служил, потому что это полтора года потерянного времени

Первым в суде допросили потерпевшего милиционера. 23-летний Руслан Соловьев служит в органах с 2015 года. Занимает должность помощника дежурной части. Образование у него среднее специальное, полгода учился в Центре повышения квалификации МВД. По его словам, средний балл у него был около «трех» по пятибальной системе. На вопрос, как может пояснить низкую успеваемость, заявил: «Никак».

Соловьев также рассказал, что примерно год занимался тайским боксом, во время учебы в МВД также обучался рукопашному бою и самбо, владеет навыками стрельбы. Поскольку Соловьев вырос в семье без отца, он мог выбирать, идти ему в армию или нет. Молодой человек решил не служить. «Это полтора года потерянного времени», — пояснил он в суде.

Соловьев подробно рассказал, как проходило его дежурство в новогоднюю ночь. Вызовов, по его словам, было много. Один из них поступил от жителей дома по проспекту Любимова, люди жаловались на шум от соседей.

«Решили отправить меня, больше просто некого было», — заявил потерпевший. На задание милиционер отправился один. Важный момент — у Соловьева при себе не было газового баллончика. «У меня он закончился, — отметил мужчина. — Мы сами должны их покупать. У меня просто не было времени, чтобы сходить и купить новый».

Резиновой палки у Соловьева тоже не было. «Мне ее не выдали, потому что на всю дежурную часть была одна палка», — пояснил он.

В 2016 году милиционер участвовал в учебных стрельбах. По мишени «силуэт» он не попал ни разу, ему поставили «неуд». При этом из органов не уволили, он продолжил служить.

Родители Андрея Гавроша (по центру)

Прибыв на вызов, он позвонил в домофон женщине, которая звонила в 102. Выслушав жалобу, он снова отправился к домофону, чтобы ему открыли дверь предположительные нарушители из квартиры № 73.

По словам милиционера, в общем коридоре он не слышал шума и криков. Музыка и громкие разговоры были только в квартире. Дверь в тамбур правоохранителю открыл обвиняемый. Потасовка произошла в тамбуре, а потом переместилась в коридор.

Соловьев говорит, что «Гаврош вел себя пренебрежительно, даже агрессивно, говорил, что в своей квартире он шумел и будет шуметь дальше». «Обращался ко мне на «ты», я считаю, что это агрессия. Он общался на повышенных тонах», — пояснил потерпевший.

Дальше, по словам милиционера, в его сторону посыпались маты и угрозы: «Например, он говорил: я тебе голову отобью». После этого Гаврош, по словам милиционера, сделал шаг назад и ударил его ногой, потом посыпались удары руками по голове и шее. «Около пяти раз он меня ударил. Я почувствовал головокружение», — заявил милиционер.

Он в этот момент удары в ответ не наносил и ничего обвиняемому не говорил. Однако Гаврош не успокаивался, попытался завладеть табельным оружием милиционера: «Я сказал ему: прекрати, иначе буду стрелять. Но он опять направился в мою сторону, схватил мою руку с табельным оружием. Левой рукой взялся за ворот майки, началась борьба. Он тянул пистолет к себе. Получается, мы начали перетягивать пистолет, произошел выстрел, вниз».

«Что после этого делал обвиняемый?» — уточнила прокурор Елена Крупенина.
 «Продолжал тянуть на себя пистолет, —  ответил милиционер. — Борьба продолжалась, было еще два выстрела. Куда они были произведены, не могу сказать. Дальше Гаврош начал оседать вниз, вышли люди из квартиры. Я поднялся вверх по лестнице, сказал, чтобы никто не приближался. Я опасался за свою безопасность. Мне казалось, они все были в нетрезвом состоянии».

На лестнице Соловьев позвонил с мобильного в дежурную часть, сообщил о применении оружия. Ему приказали ждать подкрепления. Милиционер вышел на улицу. Раненый Гаврош в это время лежал в крови в коридоре.

«Почему не оказали помощь обвиняемому?» — спросила гособвинитель. «Вокруг него была агрессивная толпа. Опасался за свою безопасность», — ответил потерпевший.

Буквально через 30 секунд на место происшествия прибыли сотрудники Департамента охраны. Один из них разоружил Соловьева. Милиционера доставили в госпиталь МВД. Раненого Гавроша — в военный госпиталь, хотя  9-я больница и больница скорой помощи находятся ближе к месту происшествия.

В госпитале МВД потерпевший пролежал десять дней. «Чувствовал головокружение, головную боль», — заявил он.

Потерпевший милиционер заявил, что он не будет заявлять иск о компенсации морального вреда. Просит только, чтобы Андрей Гаврош заплатил за испорченную форму — 87 рублей. Экспертиза, кстати, установила, что на одежде Соловьева была кровь других лиц. На вопрос, как она туда могла попасть, милиционер заявил: «Бывают люди, которым плохо, у них могла кровь потечь».

Что касается наказания, помощник дежурной части заявил, что оставляет этот вопрос на усмотрение суда.

Показания потерпевшего милиционера расходятся с комментарием пресс-секретаря минской милиции Александра Ластовского, который был обнародован 1 января после инцидента.

«Милиционер произвел предупредительный выстрел, но он не возымел действия. Наш сотрудник был вынужден стрелять в мягкие ткани, чтобы обездвижить человека», — заявлял Ластовский.

По телосложению потерпевший и обвиняемый отличаются. Рост Соловьева — 171 см, Гавроша — более 180 см, он гораздо крупнее милиционера.

 

Соседка, которая вызвала милицию: я поступила правильно, потому что есть законы, их надо исполнять

В суде допросили соседей обвиняемого, которые вызвали милицию 1 января. 24-летняя Виктория Тылюпа пояснила, что в 04:30 утра она проснулась с мужем от громкой музыки, шум доносился снизу. Супруги ждали до 6 утра, однако соседи не успокаивались.

«Муж спустился на первый этаж. Когда он вернулся, музыка на некоторое время успокоилась, но люди продолжали шуметь, они кричали, пели, смеялись».

Возмущенные супруги решили позвонить в милицию. «Соседи с пяти утра шумят, прямо очень жутко, — передала Виктория Тылюпа дежурному на линии 102. — Уже и муж ходил, ноль эмоций. Музыка, шумят, просто вакханалия».

Сегодня в суде свидетель пояснила: «Я не привыкла так отмечать. Для меня в пять утра громкая музыка, которая слышна соседям сверху, это уже вакханалия. Были песни, вой, крики, смех. Это ненормально».

Гособвинитель Елена Крупенина

Судья Светлана Бондаренко уточнила, не сделала ли скидку девушка на то, что это была новогодняя ночь: «Вы поступили правильно, как считаете?»

«Правильно. С моей точки зрения есть законы, которые должны исполняться. Есть правила проживания в жилых помещениях. Хочешь отмечать, отмечай где-нибудь в другом месте. Квартира — это место жительства. Там, где заканчивается твое пространство, начинается пространство другого человека. Когда они делали ремонт в неположенное время, я в милицию не обращалась, понимала, что здесь человеческий фактор. Но в ту ночь я имела право позвонить в милицию. Уже было утро, а они не успокаивались».

Свидетель также уточнила, что ее отец был сотрудником органов внутренних дел. Сама девушка и ее супруг нигде не работают. И, кстати, в доме на проспекте Любимова уже не живут.

Свидетели слышали, как раздались хлопки от выстрелов этажом ниже, слышали они и запах пороха, но решили не выходить из тамбура.

«Были крики, истерики. Супруга обвиняемого кричала: «Дайте мне того человека, я его убью!» — пояснила Виктория Тылюпа.

Мужской голос в это время передавал по рации, что произошло нападение на сотрудника милиции. Потерпевший Соловьев в суде заявил, что рации у него в тот день при себе не было. С опорным пунктом он связывался по мобильному телефону.

 

Жена обвиняемого: мой муж — спокойный человек, он никогда не нападал на людей

Супруга обвиняемого Анастасия Гаврош в суде пояснила, что в их квартире Новый год отмечала компания из восьми человек — собрались семейные пары, друзья и родные семьи Гаврош.

«У нас был включен телевизор, накрыт стол. Под бой курантов встретили Новый год, — рассказала Анастасия. — Пили водку, четыре-пять бутылок за всю ночь».

Примерно в два часа ночи ребята пошли на ближайшую елку — в парк Павлова. Через два с половиной часа вернулись домой. Супруга обвиняемого подтвердила, что компания слушала музыку, пели песни. Но настаивает, что звук был негромкий.

«После происшествия я разговаривала с соседями, — пояснила Анастасия. — Соседка из 74-й квартиры сказала, что слышала наши голоса, но шум ей не мешал, хотя у нее годовалая дочь. Мы знаем, что рядом живут маленькие дети, поэтому лишнего себе не позволяем».

Мать Андрея Гавроша (слева) и ее родственница

Девушка помнит, как приходил сосед сверху, после этого музыку сделали тише. Дальше супруга обвиняемого вспоминает, как муж еще раз вышел из квартиры. После этого она услышала, как кто-то из подруг кричит: «В Андрея стреляли!»

«Я услышала два хлопка, выскочила на коридор. Упала на колени к Андрею, легла возле него, поэтому я была вся в его крови. Он говорил, что ему очень больно. Подруга принесла несколько полотенец. У него была рана на спине. Мы с двух сторон прижимали полотенца».

Вспоминая обстоятельства трагедии, Анастасия Гаврош с трудом сдерживает слезы. По ее словам, сначала приехала скорая к ее мужу. Потом медиков вызывали уже для нее.

На вопрос, как она оценивает состояние супруга в тот момент, девушка пояснила: «Опьянение было среднее. Он нормально говорил, никаких затруднений в речи и движении не было. Андрей вообще спокойный, неконфликтный человек. Он никогда не проявлял агрессию и не дрался. Не верю, чтобы он напал на человека, тем более милиционера. Мы до этого вообще никогда с милицией не сталкивались. Даже не обсуждали, какое у нас к ним отношение».

 

«Милиционеры сказали, что человека, который стрелял, посадят»

Прибывшие милиционеры спросили у присутствующих, что случилось.

«Мы сказали, что сотрудник милиции расстрелял Андрея, — пояснил в суде двоюродный брат обвиняемого Александр Саморевич. — Милиционеры сказали, чтобы мы успокоились, что с ним все будет в порядке, а милиционера этого посадят».

Свидетель не верит, что Гаврош мог напасть на милиционера:

«Андрей для меня всегда был примером уравновешенного человека. Любой конфликт он пытался решить мирно. Кроме того, у него есть заболевание, при котором он уверенно себя чувствует только на двух ногах. То есть поднять одну ногу и размахивать ею он фактически не мог».

Алкоголь на Гавроша, по мнению двоюродного брата, действует нормально. «Он становится более общительным, но агрессии у него не возникает», — отметил Саморевич, который, по данным освидетельствования, был трезвым.

Все опрошенные свидетели из компании, которая собралась в квартире Гавроша на Новый год, имеют высшее образование, работают специалистами на крупных минских предприятиях.

По количеству выпитого алкоголя показания свидетелей расходятся. Озвучено, что всего было куплено 10 бутылок водки. По словам друга обвиняемого Александра Астрейко, выпили бутылок семь.

«Андрей меньше пил, он пропускал, — пояснил парень. — Вообще, он спокойный человек, даже когда выпьет».

Свидетель не сразу понял, кто в зале суда потерпевший. Прокурор указала ему на милиционера Соловьева.

«Я не знаю, как его можно назвать потерпевшим, — заявил Астрейко. — Он наставлял оружие на нас».

Такие же показания дала его супруга Юлия: «Первая мысль была, что он может стрелять и в нас, потому что пистолет был наставлен в нашу сторону. Я испугалась, побежала в квартиру. Девочки начали кричать: «Вызовите скорую!». Я набрала 103».

Свидетели, которые в новогоднюю ночь были гостями Андрея Гавроша, подчеркивают, что никаких конфликтов в компании не было, никто не кричал и не ругался. Ребята смотрели концерт по телевизору, а также фото и видео свадьбы Гавроша, которая состоялась в сентябре.

Телесных повреждений свидетели на теле милиционера не видели. Говорят, он был одет опрятно, на голове была вязаная шапка, форма повреждена не было.

Обвиняемый ведет себя в суде спокойно. Вопросов свидетелям и потерпевшему не задает. 

Ожидается, что Андрей Гаврош будет допрошен в пятницу, 28 июля.

 

 

Фото Сергея Балая