«Закупки проходили прозрачно». Свидетели дают показания по делу банкиров

Член конкурсной комиссии заявил в суде, что при выборе поставщика оборудования изучалась, в первую очередь, цена. Обвиняемые, по его словам, давления не оказывали.

В суде Центрального района Минска продолжается процесс по делу бывших топ-менеджеров «Беларусбанка». Следствие насчитало, что сумма взяток, которые получали Геннадий Господарик и Николай Цырто, превысила 700 тысяч долларов. Показание в суде дали первые свидетели.

Геннадий Господарик. Фото Виктора Толочко / Sputnik

Николай Цырто. Фото Виктора Толочко / Sputnik

Игорь Горенюк работал в «Беларусбанке» до 2010 года, был членом конкурсной комиссии, которая определяла, кто должен поставить оборудование для банка. По его словам, сначала специалисты изучали предложения на рынке, потом смотрели технику и проводили испытания. После этого составляли конкурсное предложение, давали объявление о тендере в СМИ, сравнивали цены в поступивших заявках и выбирали лучшего поставщика.

Горенюк принимал участие в конкурсе, где победила известная белорусская компания «Регула». В материалах дела имеется упоминание, что за выигрыш тендера обвиняемые получили незаконное вознаграждение.

«Закупки были довольно крупные в связи с требованием Нацбанка обновить оборудование, — пояснил Игорь Горенюк. — «Регула» поставляла детекторы валют, их продукция подходила по всем параметрам, ее и сейчас все банки берут. Тем более, это белорусская компания».

Альтернативным вариантом было российское оборудование, которое предлагал бизнесмен Александр Бучнев. В обвинении он фигурирует как человек, который неоднократно передавал обвиняемым откаты.

По словам свидетеля, Николай Цырто входил в состав комиссии и даже вел заседания, где оглашались претенденты. А Геннадий Господарик проверял итоговые документы, подписывал их. По своим полномочиям он также мог отклонить решение комиссии, назначить повторное заседание.

«Было ли лоббирование?» — спросила у Горенюка судья Татьяна Оковитая.

«Нет, закупка проходила в обычном штатном порядке», — ответил свидетель.

«Давление оказывалось на членов комиссии?» — уточнила судья.

«Нет, деятельность комиссии носила прозрачный характер, — заявил Горенюк. — Цырто и Господарик были хорошими сотрудниками банка, хорошими специалистами».

Однако во время допроса замдиректора департамента администрации «Беларусбанка» Юрия Керестеджиянца выяснилось, что в конкурсной заявке была указана конкретная марка оборудования. Речь идет о счетно-маркировочных машинах Kisan. Сначала свидетель заявил, что эти данные вносил Николай Цырто, но потом сказал, что точно не помнит этот момент.

Главный юрисконсульт «Беларусбанка» Елена Голуб пояснила, что по положению банка можно указывать в заявке конкретную марку оборудования, однако в конкурсном задании должно быть обоснование. Нарушения, по мнению специалиста, не было.

«Вы ощущали на себя лоббирование Господарика? Может быть, он говорил, за кого нужно голосовать?» — спросила у свидетеля Керестеджиянца адвокат бывшего топ-менеджера Вера Орешко.

«Лично мне он никакие указания не давал», — пояснил Керестеджиянц.

«Какой критерий главный при выборе оборудования?» — спросила у замдиректора департамента администрации адвокат Цырто Анна Докудько.

«Главное — цена», — пояснил он.

«А как же качество?» — уточнила адвокат.

«Это второстепенно. На первом месте всегда цена», — заявил Юрий Керестеджиянц.

Свидетели, которые принимали участие в конкурсных комиссиях, расплывчато отвечают на вопросы в суде. Толком не могут пояснить, кто готовил документы, каким постановлением регулировалась работа комиссии, кто вел заседание и составлял протокол.

Непонятно, как такие специалисты могли быть включены в комиссию с правом голоса, учитывая, что они даже не могут разъяснить саму процедуру.

На допросах во время следствия свидетели вели себя смелее.

«Мнение на заседаниях комиссии я не высказывал, — заявлял сотрудник департамента транспорта Александр Бенько. — Мое участие носило формальный характер, для массовости. Выступал в основном Цырто. Он больше всех суетился. Резких возражений и предложений не поступало. Я голосовал так, как и большинство членов комиссии. Мне никто не доводил, чтобы я принимал сторону конкретного конкурсанта. Но Цырто вызывал у меня впечатление мутного человека».

«Переведите на нормальный язык, что значит «мутный»?» — попросила адвокат Докудько.

«Это я в положительном смысле. Ну, было видно, что у него проблемы в семье», — пояснил свидетель.

Выяснилось, что один из протоколов Бенько подписал задним числом, так как он не участвовал в заседании комиссии, хотя был в списке членов.

Напомним, бывший первый заместитель председателя правления «Беларусбанка» Геннадий Господарик обвиняется в получении взяток на сумму более 215 тысяч долларов, а также в злоупотреблении служебными полномочиями. По данным следствия, он получал откаты от компаний, которые в последующем побеждали в конкурсах на поставку банковского оборудования.

В обвинении фигурируют фирмы «Смарт Бизнес Технолоджи», «СтатСервис», «Регула» и другие.

Те же обвинения плюс дача взятки предъявлены и Николаю Цырто, который занимал должность заместителя директора департамента по работе с ценностями. Он, по данным следствия, получил около 500 тысяч долларов в качестве незаконного вознаграждения.

Обвиняемым грозит до 15 лет лишения свободы. Господарик признал вину в получении взяток, но настаивает, что не злоупотреблял служебными полномочиями. Цырто заявил, что позже ответит на вопрос, признает ли он себя виновным.

Фигуранты дела усилили свою защиту, на заседании суда 25 июля их интересы представляли уже по два адвоката.

Николая Цырто, в частности, теперь защищает адвокат Дмитрий Горячко, известный по громким коррупционным процессам. Вторым адвокатом Господарика является его супруга. Алла Господарик работала юрисконсультом в «Промстройбанке», «Приорбанке», была заместителем председателя Минской городской коллегии адвокатов. В настоящее время — адвокат юридической консультации Октябрьского района Минска, судья постоянно действующего Третейского суда при Ассоциации белорусских банков.