«Недосмотрела». В Молодечно за гибель школьницы на картошке судят педагогов

«Наша задача была следить, чтобы дети не баловались и собрали картошку», — заявили в суде обвиняемые.

13-летняя Вика Попченя погибла на уборке картофеля в сентябре 2016 года. Девочка не заметила, как по полю задним ходом двигается грузовик. Не заметили его и учителя, которые сопровождали школьников в тот день. Водитель МАЗа уже получил свой срок — три года «химии». Сейчас на скамье подсудимых — два педагога школы. Им грозит до четырех лет колонии. Процесс начался 4 июля в суде Молодечненского района.

обвиняемые педагоги

Учитель физики Ирина Апанасевич работает в школе более 20 лет, ее коллега Ольга Завадская, которая преподает французский, имеет более 10 лет стажа. Именно они сопровождали школьников на поле в тот трагический день.

Прокурор Ольга Полищук, зачитывая текст обвинения, обратила внимание, что по закону педагог несет ответственность за жизнь и здоровье детей как на уроках, так и на внеклассных мероприятиях. По ее словам, школьники принимали участие в уборке картофеля «в рамках образовательного процесса». А учителя, в нарушение инструкций, не предупредили детей, что следует быть внимательными, не отставать, смотреть по сторонам.

«Не проявили должный контроль, — заявила гособвинитель. — Могли предвидеть опасность, но по небрежности не обеспечили безопасное движение школьников».

Таким образом, обвиняемые оставили ребенка без пересмотра, в результате чего школьницу сбил грузовик.

 

«Инструктаж с нами не проводили. Мы не знали, что детей нужно собрать в группу»

По словам Апанасевич, накануне заместитель директора Денис Курец сообщил ей, что она должна поехать с детьми на уборку картофеля. От школы собрали 20 учеников.

«На тот момент мне это было неизвестно, в рамках какого мероприятия мы поехали на картошку, — пояснила обвиняемая в суде. — Теперь говорят, была акция «Помоги убрать урожай». Моя задача была следить за дисциплиной, чтобы дети не бросались картошкой, а также следить за безопасностью».

Как такового инструктажа с Ирина Апанасевич, по ее словам, не проводили. Детям до поездки тоже не разъясняли, как себя вести.

«В школе инструктаж должен был проводить Денис Курец, он тогда был заместителем директора по воспитательной работе. Это входит в его обязанности, — пояснила Ирина Апанасевич. — Но он с детьми не беседовал. Во время работы мы с детьми говорили, объясняли, как надо работать. Картошку чистой собирать, не бегать, быть аккуратными возле машин, не подходить к ним во время движения».

По словам педагога, дети работали слаженно, вопросов к ним не возникало. После того, как они убрали картофель на отведенной им территории, кто-то из ребят спросил, можно ли взять с собой домой картофель.

«Им разрешили взять по одному ведру, — пояснила Апанасевич. Ведра, кстати, дети привезли свои, из дома. — И они разбежались по полю. Если бы детям тогда не разрешили собрать для себя картошку, мы бы закончили работу и ушли с поля одной группой».

По ее словам, ничто не предвещало беды. «Вдруг одна девочка закричала: «Вику машина переехала!» Я сразу побежала к ребенку, — вспоминает Ирина Апанасевич, сдерживая слезы. — Возле нее стоял мужчина, учитель физкультуры из другой школы. Он первым вызвал скорую помощь. Был огромный шок. Я понимала, что нужно было оказать первую помощь. Но было видно сразу, что девочку нельзя трогать до приезда медиков. В этот момент я позвонила заместителю директора. Он сказал: ждите скорую».

Учитель физики признает себя виновной. «Недосмотрела, не определила опасность, не собрала в группу всех детей возле себя», — поясняет она.

На вопрос, что мешало ей действовать правильно в той ситуации, Апанасевич ответила: «Я не знала, что так нужно делать. Я, когда училась в школе, ездила на картошку. И потом, когда пришла на работу, тоже. Никто никогда детей в группы не собирал. Я не могла предвидеть такой результат. Машина была высокая. Если бы мы даже видели, не могли бы определить, он полная или нет, поедет или нет. Вокруг было шумно: много людей на поле, рядом железная дорога. Если бы я знала, что может произойти трагедия, то сказала бы детям: соберите картошку и подойдите ко мне».

По словам женщины, грузовик двигался «достаточно быстро», хотя согласно экспертизе скорость МАЗ была 10 км/ч. «Его остановили кричащие люди. Водитель не видел, что произошло», — пояснила обвиняемая.

Судья Павел Жечко спросил, знала ли Апанасевич, что детей, которым нет 14 лет, запрещено привлекать к такому труду.

«Я об этом знала, но не знала, сколько детям было на тот момент. Я не являюсь их классным руководителем, — пояснила учитель. — Должен был поехать 10-й класс, но учеников отправили участвовать в Дне самоуправления, поэтому Курец заменил их восьмиклассниками».

После случившегося Денис Курец был понижен в должности — с заместителя директора до социального педагога. Обвинения ему предъявлены не были.

прокурор Ольга Полищук

 

«Выполняла то, что от меня потребовал начальник»

Ольга Завадская была классным руководителем того самого 10 «А», который должен был поехать на картошку, но в последний момент его заменили на 8-й класс.

«Письменных документов накануне не было, — пояснила обвиняемая. — Завуч на перемене сообщил, что поедет мой класс, и я как классный руководитель буду сопровождать детей на уборку картофеля. Потом Курец сказал, что поедут другие ученики, потому что мои дети будут заняты на другом мероприятии — Дне самоуправления. Я спросила, почему я должна ехать, если мои дети не участвуют. Замдиректора ответил, что ничего менять уже не будут. Сказал, чтобы я не волновалась, дети едут отобранные, проблем возникнуть не должно».

По словам Ольги Завадской, она должна была собрать школьников на остановке, проследить за дисциплиной, чтобы дети не бегали по полю и не бросались картошкой.

«Больше никакого инструктажа со мной не проводили, — пояснила она. — Я выполняла то, что от меня потребовал начальник. Инструкцию я впервые увидела от следователя».

Обвиняемая отметила, что ребята в тот день вели себя хорошо, никто не баловался.

«Мне казалось, им было даже интересно, ведь многие до этого ни разу не ездили на картошку», — заявила в суде женщина.

После уборки ребята начали спрашивать, можно ли им взять с собой картошку.

«Некоторые заканчивали уборку в конце поля, я решила, что должна остаться с ними, — отметила Завадская. — В какой-то момент я услышала крик девочки, что машина сбила Вику. Началась паника. Стали вызывать скорую».

По словам обвиняемой, она не могла предположить, что случится такая трагедия.

«Наша машина, в которую мы сбрасывали картофель, уже уехала с поля. Я не видела опасности со стороны, — пояснила она. — Если бы я знала, что такое произойдет, то собрала бы учеников как можно ближе к себе. Подбежала бы предупредить их, что двигается грузовик».

Обвиняемая подчеркивает: никакого инструктажа с ней не проводилось.

«Никто не давал мне прочитать правила, подписать их. Только устно со мной поговорили. Замдиректора сказал, что все ребята послушные, проблем не будет. Указаний, как нужно строить группу, нам не давали, — заявила Ольга Завадская. — Я лично с детьми инструктаж не проводила, потому что понятия не имела, что мне нужно им говорить. Но на поле непосредственно подходила к тем, кто отставал. Замечания мы не делали, потому что ребята работали слаженно».

Завадская полностью признала вину: «На данный момент я понимаю, что должна была собрать ребят в одну группу и организованно завести в автобус».

Адвокат обвиняемой уточнила: «То обстоятельство, что детям разрешили набрать по ведру картошки домой, повлияло на произошедшее?»

«Конечно, — заявила Ольга Завадская. — Ребята выбирали для себя картофель получше, а не тот, который был под рукой, поэтому шли, растянувшись по полю».

 

Мать погибшей девочки: не вижу ничего плохого в том, что ребенок поехал поработать

Родители погибшей Вики пытались привлечь к ответственности сельхозпредприятие «Восход Агро», для которого и собирался тот самый картофель. Но суд отказался признать, что между школьницей и колхозом были трудовые отношения. Из постановления суда выходит, что уборка урожая была воспитательным моментом.

По словам матери погибшей, никто из администрации школы не звонил родителям, чтобы спросить, может ли их дочь поехать на картошку.

родители погибшей Вики

«Накануне дочка мне позвонила и сообщила, что завтра они едут на картофель, — заявила в суде Юлия Попченя. — Сказала: нас едет 11 человек. Никто из учителей нам не звонил и разрешения не спрашивал. Но я ни тогда, ни сейчас не вижу ничего плохого в том, чтобы ребенок поехал поработать. Тем более, у моей дочери желание было. Она даже свою одноклассницу уговорила».

О трагедии мать Виктории узнала не от руководства школы, а от одноклассницы Вики. «Полина, ее подруга, принесла рюкзак и рассказала, что произошло», — пояснила пострадавшая.

Ранее отмечалось, что у погибшей девочки были проблемы со слухом. По словам матери, она могла заложить вату в уши — такой была рекомендация врача на ветреную погоду. Однако в день трагедии ребенок чувствовал себя нормально.

«Если бы она болела, ни на какую картошку бы не поехала», — заявляла Юлия Попченя, когда судили водителя МАЗ.

Сегодня она сообщила суду, что у Вики была тугоухость второй степени — стойкое ослабление слуха, при котором нарушается восприятие звуков окружающего мира и речевая коммуникация.

«Я так скажу: по городу она ходила сама, ездила на велосипеде. И к бабушке в деревню ездила на электричке самостоятельно», — заявила в суде мать школьницы.

Родители Вики считают, что вина педагогов есть, ведь им доверили детей.

«После суда будем решать, заявлять ли нам иск о возмещении вреда, — отметил в комментарии для Naviny.by отец погибшей Олег Попченя. — Какое им нужно дать наказание? Как требует закон».

Ирине Апанасевич и Ольге Завадской предъявлено обвинения в ненадлежащем исполнении обязанностей по обеспечению безопасности жизни ребенка (ч. 2 ст. 165 УК). Санкция статьи предусматривает наказание в виде ограничения или лишения свободы на срок до четырех лет.

Кстати, оба педагога по-прежнему работают в школе, где училась погибшая восьмиклассница.