Донат не виноват? Десять важных вопросов по делу гимназиста

Многие не верят, что 15-летний подросток напал с ножом на учительницу.

Бывший ученик 74-й гимназии Донат Скакун приговорен к восьми годам лишения свободы за нападение на учителя русского языка. Казалось бы, преступник найден, и приговор озвучен. Но в соцсетях не утихают споры о том, виновен ли на самом деле Донат. Звучат все новые и новые вопросы, ответы на которые, к сожалению, не дали ни следствие, ни суд.

Донат Скакун в зале Минского городского суда перед оглашением приговора

Год назад в минской гимназии № 74 произошла трагедия. На учителя русского языка и литературы было совершено нападение. В криминальных сводках появилась информация, что ученик пытался зарезать педагога за то, что та поставила ему низкую оценку. Пострадавшую, как заявили правоохранители, увезли в реанимацию. А парня задержали прямо в гимназии.

С первого дня дело было закрыто для общественности. У всех участников суда взяли подписку о неразглашении. Но после оглашения приговора информация все-таки просочилась в соцсети.

 

1. Что произошло в гимназии по версии учителя?

23 мая был обычный школьный день. Заканчивался учебный год, поэтому дети, которые хотели исправить оценки, должны были «подтянуть хвосты». У 9 «Б» класса, где учился Донат, первым уроком был русский, но поскольку часть класса накануне ездила на экскурсию в Россию, детям разрешили прийти ко второму уроку — на физкультуру.

Учитель Валентина Губаревич пришла в гимназию к восьми утра. В кабинет к ней сначала зашла коллега по работе, потом ученик Донат Скакун. У него были задолженности по стихам.

Учительница русского языка и литературы Валентина Губаревич в суде

Мальчик вошел в класс, поставил портфель и, как думала педагог, начал доставать из сумки учебник. Однако Валентина Владимировна резко почувствовала боль в области шеи. Гимназист напал на нее с ножом. Причем нападение проходило в два этапа. После нескольких ударов Донат вышел из класса, нож оставался на столе. Потом он вернулся в кабинет и еще несколько раз ударил потерпевшую, после чего положил нож в рюкзак и ушел.

Первой, кому позвонила потерпевшая, была ее дочь. Звонила Валентина Владимировна ей дважды. Скорую вызывала дочка, она же сообщила о случившемся коллегам матери. В класс прибежали директор и завуч. Следом приехала скорая и милиция. Учитель успела несколько раз повторить, что на нее напал ученик гимназии Донат Скакун. После этого женщину забрали в больницу.

Важный момент — непосредственных очевидцев того, что произошло между учителем и гимназистом, не было.

 

2. Что произошло в гимназии по версии ученика?

Доната, как обычно, привезла на уроки мама. Он забыл, что первый урок отменили, поэтому приехал к восьми утра. На месте решил выяснить, пришла ли на работу Губаревич, чтобы сдать ей стихи наизусть, по которым у него была задолженность.

Он увидел, что у Валентины Владимировны в кабинете другой учитель, и решил зайти позже. Однако когда он попытался это сделать, преподаватель сказала ему, что занята и чтобы он пришел отвечать в другое время.

Донат пошел в классный кабинет, встретил по дороге учителя французского языка, поговорил с ней. Преподаватель сказала, что на втором этаже сидит и скучает его одноклассник.

Донат спустился к нему, они вместе пошли прогуляться вокруг школы. На стадионе парень поранил руку — зацепился за ограду, когда хотел пройти. Это видел его друг.

Школьный стадион

Вернувшись в школу, ребята увидели, что на третьем этаже в кабинет Губаревич заходит милиция. Рядом стояли другие преподаватели. Друзья спросили, что случилось, но никто ничего не знал.

Ребята пошли в раздевалку. Там Скакуну позвонил отец — ему по телефону сообщили, что Донат напал на кого-то в гимназии. В девять утра парня задержали вместе с одноклассником, с которым он прогуливался по стадиону. Приятеля отпустили в тот же вечер, а Донат домой так и не вернулся.

 

3. Хотел убить за двойку по литературе?

По официальным данным, мотивом преступления была месть за необъективную оценку. Речь идет про несколько двоек, которые парень получил за то, что не смог правильно сдать стихотворение наизусть. Отношения с учителем действительно были натянутые, Губаревич вызывала в школу маму ученика.

Донат Скакун не был двоечником или отличником, учился выше среднего. По предметам Губаревич у него стояли в основном «семерки» и «восьмерки». К оценкам парень относился довольно спокойно и если получал низкие баллы, то трагедии из этого не делал. Он не планировал поступать после 9-го класса, поэтому вряд ли его сильно интересовал средний балл в аттестате. Точные науки ему были интереснее гуманитарных.

Проблем со стихами по белорусской литературе у него, кстати, не было. Как и с иностранным языком, где тоже часто нужно учить «темы».

Те, кто знают Доната и видели его в тот день, не могут поверить, что он мог совершить это преступление. Спокойный, отзывчивый, уравновешенный и даже медлительный — так характеризуют подростка его знакомые.

Вел себя обычно, не волновался и ничем не привлекал внимание — говорят о его состоянии 23 мая те, кто видел парня в гимназии во время первого урока, когда произошло нападение на учителя.

Состояние подростка изменилось, только когда ему позвонил отец и сказал, что его подозревают в совершении преступления. Услышав это, Донат вытаращил глаза от удивления.

 

4. Где нож, которым пытались убить учителя?

25 мая, то есть спустя два дня после трагедии, министр внутренних дел заявил, что правоохранители нашли орудие преступления.

«Нож обнаружен, — сказал Игорь Шуневич. — Ручка, лезвие остро заточено… Нож из этого состоит. Нож был у ребенка».

Но на самом деле нож, которым пытались убить Валентину Губаревич, найден не был.

В резолютивной части приговора, которую судья зачитала при журналистах, сказано, что следует уничтожить лезвие ножа, обнаруженное и изъятое 24 мая (на следующий день после покушения. — ред.) при проведении осмотра по улице Артиллеристов, 8.

Гимназия находится по адресу Артиллеристов, 15, то есть на противоположной стороне улицы. Лезвие ножа нашли у офисного здания, где действует пропускной режим.

Здание, возле которого нашли лезвие ножа

Однако ничего общего с ножом, которым пытались убить учителя, эта находка не имеет. Сама жертва описала орудие по-другому.

Выходит, что ключевой улики в деле нет, хотя и гимназию, и близлежащую территорию тщательно исследовали правоохранители, с привлечением служебных собак.

Товарищ, который до уроков бродил с Донатом по стадиону, заявил, что не видел, чтобы тот прятал или выбрасывал нож во время прогулки. Ребята с момента встречи не расставались.

 

5. Почему никто не заметил на одежде Доната кровь?

Сразу несколько человек видели Доната в гимназии утром 23 мая. Однако никто не заметил, чтобы парень вел себя подозрительно и чтобы на одежде у него были следы крови после того, как он, по данным следствия, пытался убить учителя.

Вещи школьника тщательно изучали специалисты. При этом туфли поступили на экспертизу в открытом пакете. При осмотре рюкзака, куда, по словам учителя, Донат бросил окровавленный нож, крови не обнаружили. Однако в суде выяснилось, что протокола осмотра рюкзака в деле вообще нет, поэтому этот предмет в качестве доказательства не рассматривали.

Свидетели не видели на одежде Доната кровь, но, по выводам экспертов, на пиджаке, брюках, рубашке и туфлях парня были следы крови, которые могли произойти от Губаревич.

Защита Скакуна пыталась донести, что кровь на одежде парня появилась после того, как его вещи запаковывал сотрудник милиции, который до этого помогал передвигать Губаревич, то есть имел контакт с ее телом, где была кровь. Но этот аргумент был признан надуманным.

 

6. Зачем 15-летнего парня заставили написать явку с повинной?

Доната задержали через полчаса после того, как было совершено покушение на учителя. Его родители сразу же приехали в гимназию, отец вместе с сыном поехал в милицию.

Родители Доната Скакуна

В РУВД отцу сказали, чтобы он поехал на экспертизу, а когда он вернулся, к ребенку его уже не пустили. Не пускали к подростку и адвоката, которая почти семь часов провела в отделении милиции.

Первый допрос был назначен на восемь вечера того же дня, но адвокат посоветовала от него отказаться, так как Донат выглядел измученным и изможденным.

На следующий день родные узнали, что ночью школьник написал явку с повинной. По словам парня, он писал то, что ему диктовал следователь. Родным сказали, что теперь Донат должен повторить все это на камеру.

Донату на момент допроса было 15 лет. Его не имели права допрашивать ночью да еще без участия адвоката, одного из родителей, педагога или психолога. Следователю об этом было хорошо известно, но это его не остановило. В суде он заявил, что школьник добровольно написал чистосердечное признание. Кстати, в суд следователя тоже не имели права вызывать, так как он по закону не может быть свидетелем.

После таких методов следствия Донат решил отказаться от дачи показаний. Однако известно, что молодой человек прошел полиграф.

«В деле есть справка, что, согласно результатам исследования на полиграфе, информации, представляющей значение по данному уголовному делу, получено не было», — рассказала «Еврорадио» мать Доната.

Потерпевшая учительница отказалась пройти полиграф. Отметим, что проходить детектор лжи — это право, а не обязанность участника процесса.

 

7. Почему не был проведен следственный эксперимент?

Доната Скакуна обвиняли в том, что он совершил покушение на Валентину Губаревич в период с 08:00 до 08:40. Однако по видеокамерам, которые установлены в гимназии, видно, что в 08:30 он уже вышел на улицу с другом.

В суде период совершения преступления сократили — с 08:13 до 08:30 минут. Но и здесь есть расхождения.

В 08:30 Донат вместе с приятелем уже вышел из школы. По словам друга, Скакун подошел к нему примерно в 08:20. Губаревич позвонила дочери в 08:24 первый раз и в 08:30 второй раз, чтобы сообщить о нападении.

Кабинет русского языка находится на третьем этаже. Скакуну нужно было время, чтобы встретиться с другом на втором этаже, поговорить с ним, походить по школе и только после этого спуститься вместе на первый этаж и выйти на улицу.

У многих также вызвало вопросы, почему учительница не набрала сразу 103 и почему не оказывала сопротивления нападавшему — криков и шума от борьбы никто из свидетелей не слышал. Доната знакомые описывают как медлительного и спокойного человека, Валентину Владимировну — как боевую и уверенную женщину.

Возможно, некоторые противоречия были бы сняты, если бы был проведен следственный эксперимент. Для преступлений, связанных с покушением на жизнь человека, это обычная практика.

Мать Доната заявляла, что такое ходатайство было, но следователь его отклонил. В материалах дела не было даже плана гимназии.

 

8. Какая вообще была обстановка на уроках Губаревич и что о ней думали в гимназии?

Валентина Губаревич — опытный педагог, ей 58 лет. Все, кто знают ее, в один голос говорят, что она учитель требовательный. Квалификация Губаревич вопросов не вызывала, ее ученики побеждали на олимпиадах. Но вот методы, которые она использовала на уроках, оцениваются неоднозначно.

Во-первых, она регулярно повышала голос на детей. На уроке могла заявить: «Я не буду работать с немотивированными детьми!» или «Между мной и тобой (учеником. — ред.) директор выберет меня!». Некоторые дети просто боялись идти к ней на уроки, поскольку она была человеком настроения — могла накричать, поставить несправедливую оценку.

Во-вторых, она практиковала рассадку детей «по знаниям». То есть у нее на занятиях ребята сидели не так, как обычно. Валентина Владимировна объясняла это тем, что мотивированных учеников нужно было группировать в одном месте, чтобы она могла давать им задания более сложного уровня. Дети же для себя делали выводы, кто «умный», а кто «глупый».

Впрочем, чаще всего конфликты возникали с ребятами, которые хотели высокие оценки, но не хотели много работать. Оценки в этом случае больше были нужны их родителям.

Был еще один эпизод. Губаревич отпускала детей с уроков, чтобы они отвезли деньги, собранные за экскурсию, в турфирму, где работала ее дочь. То есть два школьника через весь город везли на общественном транспорте свыше тысячи у.е. И руководство было в курсе этой схемы.

По словам родителей, чьи дети учились в 74-й гимназии, они неоднократно жаловались на учителя русского языка и классному руководителю, и директору. Но администрация пыталась сгладить углы, учителя не заменяли.

«На протяжении всего разбирательства я и мой адвокат просили суд о милосердии и снисхождении к молодому человеку», — сказала Валентина Губаревич после оглашения приговора.

Подростку действительно назначили минимально возможное по его статье наказание — восемь лет лишения свободы в воспитательной колонии. Но потерпевшая, по словам матери Доната, просила дать ему 11 лет.

По ее словам, ни Донат, ни его родители не попросили у нее прощения. Вместе с тем, семья гимназиста заплатила учительнице 23 тысячи долларов в качестве компенсации еще до окончания суда.

 

9. Почему дело Доната рассматривали в закрытом режиме?

По закону, разбирательство в закрытом судебном заседании допускается по делам о преступлениях, совершенных лицами, не достигшими 16-летнего возраста. Донату на начало процесса было 15 лет.

Родители и сам обвиняемый не настаивали на закрытом режиме и надеялись, что суд пройдет в открытом режиме.

 

10. Если Донат не виноват, то кто напал на учителя?

Валентина Губаревич с первых минут, как ей начали оказывать помощь, называла только одну фамилию — Скакун. И эта была единственная версия, по которой работало следствие.

Хотя в группах поддержки Доната звучат и другие варианты: и то, что напасть на нее мог другой ученик, и то, что нападавший мог быть вообще не из числа гимназистов, и даже то, что учитель могла сама себя поранить.

Сложно поверить, что кто-то осмелился сфальсифицировать дело против 15-летнего подростка. Но если человеку выставляют такие серьезные обвинения, а ч. 2 ст. 139 называют «расстрельной статьей», доказательства должны быть неоспоримые. В случае с делом гимназиста многие вопросы, к сожалению, так и остались без ответа.

Дело Доната Скакуна еще будет рассматривать Верховный суд, куда поступила жалоба на приговор.