Ответ Ярмоленко Ханку: он думает, что до сих пор всё крутится вокруг его песен

О возможности исполнения народного хита «Вы шуміце, бярозы» под новую музыку Naviny.by поговорили с руководителем и солистом ансамбля «Сябры» Анатолием Ярмоленко. Чтобы обойти запрет композитора Ханка на исполнение старой песни, свою музыку белорусской группе предложил композитор Марк Тайтлер. Ярмоленко не исключает, что новая версия «бяроз» прозвучит на «Славянском базаре».

Анатолий Ярмоленко. Фото Сергея Серебро

 

Контекст скандала

В конце апреля композитор Эдуард Ханок официально запретил Анатолию Ярмоленко и Ядвиге Поплавской исполнять песни, автором музыки которых он является. Основная причина — нарушение певцами, по словам Ханка, авторского права композитора (в частности, права на имя). В стоп-листе оказалась и визитная карточка «Сябров» — песня «Вы шуміце, бярозы» на стихи Нила Гилевича. Этот запрет, по мнению Эдуарда Ханка, нанесет серьезный удар по репертуару певцов. Однако ныне живущий в США композитор Марк Тайтлер написал новую музыку для любимой народом песни.

 

— Вы уже начали работу над новой песней?

— Это очень трудно — сделать новую песню. Надо ее прочувствовать, пережить. Мне прислали — я поблагодарил. Но чтобы ее приняли [люди], она должна быть интересней предыдущей. Над этим надо работать. Ведь есть у людей, привыкших [к варианту Ханка], стереотипы. Поэтому я не хочу даже комментировать, что будет с новой песней.

— На своей странице в «Фейсбуке» вы написали, что попытаетесь «донести до слушателей…» И мы сделали вывод, что песню Тайтлера вы берете в работу.

— Я попытаюсь, но я еще не пробовал. Мне только вчера прислали ее. Как только у меня получится, вы сразу услышите либо на «Фейсбуке», либо в СМИ.

— Вам лично какой вариант больше нравится?

— Это трудно сказать, я еще не пробовал новую петь. Но в ней что-то есть, есть то ощущение, о котором я писал [«пронзительная любовь к родной земле, которая заложена в поэзии Нила Гилевича»]. А первая песня застольная такая, чего даже сам Нил Гилевич боялся. Она-то в общем глубже… Не буду сейчас говорить ни о чем. Что сделано, то сделано — и зритель не зря принял эту песню. Как она [новая] получится или не получится, не буду браться рассуждать.

— Каковы шансы, что на «Славянском базаре» вы исполните новый вариант?

— За месяц можно успеть подготовить песню, но это надо… Пока я сам не прочувствую ее, я ничего не гарантирую. Это непростая вещь.

— Марк Тайтлер на каких условиях отдает вам песню?

— Ему просто нравится мое творчество. И в этой ситуации он сам предложил песню, которую написал еще раньше. Никаких финансовых обязательств мы не обсуждали. Мы с ним разберемся. Он по характеру человек немножко другой [в отличие от Эдуарда Ханка].

— Есть ли у вас что ответить на претензии Ханка насчет нарушения авторского права?

— Я не вижу здесь нарушений. У него свое видение — у меня свое. В конце концов, и он имеет право на свою трактовку. Время покажет, кто из нас прав. Я не буду ничего отвечать ему: он сейчас в таком разгоряченном состоянии…

Cейчас пытаются все его обвинять, но здесь надо разобраться: может, он что-то не понял, может, мы что-то не поняли. Не совсем всё так, как должно было бы быть: это дело уже другое — нравственного порядка. Всё, извините, не хочу этой темы касаться абсолютно.

Да, конечно. Последнее уточнение: все-таки вы будете придерживаться запрета Ханка на исполнение этой песни?

— Я ее не исполняю, не пою. И до этого я ее вообще пел только на каких-то мероприятиях. Он-то думает, что у нас кроме этой песни вообще нечего больше петь. Он давно не был на нашем концерте, он не знает и думает, что до сих всё крутится вокруг его песен во всем мире. Это не так. То, что песни у него отличные и в свое время сделали много — это так. За это и уважение, и благодарность. Но он, по-моему, много уже и получил за счет этих песен… Так что можно до бесконечности развивать эту тему.