«Это называется воровство». Композитор Ханок намерен судиться с певцами

Он запретил использовать музыку своих самых популярных песен Анатолию Ярмоленко и Ядвиге Поплавской.

Композитор Эдуард Ханок якобы попросил у Ядвиги Поплавской 25 тыс. долларов за возможность исполнять его песни. Фото Виктор Толочко, Sputnik

 

Белорусский шоу-бизнес на фоне российского – тихая заводь. Это у соседей скандалы и различные «разборки» то и дело бурлят, у нас же нечто подобное происходит крайне редко, а потому каждый такой случай воспринимается как аховое событие. Впрочем, такого скандала, который на днях стал достоянием общественности, в белорусском шоубизе и вправду не было очень и очень давно.

Причем разгорелся конфликт не между какими-то молодыми и горячими представителями индустрии, которые частенько используют такие штуки для пиара, а между настоящими мастодонтами, ветеранами белорусской эстрады.

Известный композитор, народный артист Беларуси Эдуард Ханок запретил использовать музыку своих самых популярных песен Анатолию Ярмоленко и Ядвиге Поплавской.

На днях соответствующие письма Эдуард Ханок направил министру культуры Борису Светлову и министру информации Лилии Ананич.

«Хочу уведомить Вас о том, что в связи с грубейшими нарушениями моих авторских прав и предстоящими судебными разбирательствами с Анатолием Ярмоленко и дуэтом Тиханович-Поплавской, я, как обладатель исключительных прав, известил все радио и телеканалы Республики Беларусь о запрещении с 26 апреля 2017 года использования как в аудио, так и в телевизионном вариантах музыки следующих моих сочинений (песен):

1. «Вы шумiце, бярозы» слова Нила Гилевича.

2. «Счастливый случай» слова Ларисы Рубальской.

3. «Я у бабушки живу» слова Игоря Шаферана.

4. «Завiруха» слова Геннадия Буравкина.

5. «Малиновки заслыша голосок» слова Анатолия Поперечного.

Этот запрет также касается всех массовых мероприятий, включая Молодечненский фестиваль, а также «Славянский базар» в Витебске.

О возобновлении использования данных произведений (песен) я сообщу дополнительно. В случае невозможности урегулирования правовых отношений с вышеназванными исполнителями, запрет станет окончательным», — говорится в письме Ханка.

Фото письма со страницы в Facebook Анастасии Тиханович

«Белорусский партизан» приводит слова композитора, которыми он объясняет, почему же решился на столь радикальный шаг.

«У меня был предварительный разговор с Анатолием Ярмоленко о нарушении моих прав, после этого я направил ему письмо-предупреждение, но прошел месяц, он никак не отреагировал. Это значит, что Анатолий Ярмоленко отказывается заключать со мной так называемый возмездный договор.

В связи с этим я запрещаю использование своей музыки. Песню я не имею право запретить, потому что это труд поэта и композитора. А без заключенного договора со мной сейчас они фактически не имеют права использовать музыкальную составляющую этих песен. 

Это в советские времена авторы не имели права заключать такие договора, а сейчас все изменилось. В 2011 году вышел закон об авторских правах, где прописаны механизмы заключения возмездного и безвозмездного договоров.

В связи с тем, что артисты грубо нарушали мои авторские права, ни о каком безвозмездном договоре речи быть не может. То есть автор выставляет артисту определенную сумму, которую тот должен ему компенсировать за то, что он использовал твои песни», — сказал композитор.

По словам Эдуарда Ханка, многие белорусские исполнители вообще перестали объявлять авторов слов и музыки песен, которые поют. Про свои самые популярные песни артисты иной раз говорят: ну, что, споем нашу?

«Не так давно Ядвига Поплавская на вечере памяти Александра Тихановича вообще не объявила и не упомянула ни одного из четырех присутствующих в зале авторов. Весь вечер звучало: «Сашины песни». Простите, это что, Тиханович и слова, и музыку написал? Авторы ведь еще живые! На этом вечере мы сидели как бедные родственники…

Или тот же Анатолий Ярмоленко говорит: «Спасибо Тото Кутуньо, что взял нашу песню!». 

Сейчас многие исполнители сами пишут песни. И если на своих выступлениях они не объявляют имена композиторов и поэтов, публика может справедливо считать их еще и авторами прозвучавших композиций. Юридически это называется присвоение авторства, а по-русски — воровство. 

Я все могу понять. И принял бы извинения. Но их нет! Поэтому я считаю, что это вопиющее нарушение авторских прав. И оставлять это просто так, делать вид, что все прекрасно, я не намерен. Поэтому и запретил использование своей музыки. Потому что нельзя поощрять присвоение результатов чужого труда. Всему есть предел», — не скрывает возмущения Ханок.

Между тем, композитор заверил TUT.by, что в настоящее время он готов заключить с Анатолием Ярмоленко и Ядвигой Поплавской досудебное соглашение: «Если они заключают договор, то все остальные претензии снимаются». Если договор заключен не будет, Ханок собирается подать в суд «в связи с защитой чести, достоинства и деловой репутации».

В разговоре с TUT.by Анатолий Ярмоленко не захотел комментировать ситуацию. «Не хочу себе портить настроение и давать комментарии на эту тему, — сказал певец. — Пусть вам все расскажет Ханок. Мне это неприятно, извините».

Для Ядвиги Поплавской решение Ханка стало потрясением. «Это настолько несправедливо. Я до сих пор в шоке, это не по-человечески», — сказала порталу певица.

Она совершенно не согласна с тем, что она и ее супруг относились к Ханку с неуважением. Якобы композитор сказал ей, что просмотрел весь видеоматериал, связанный с Тихановичем и Поплавской, все программы и передачи. И ни разу не слышал, чтобы была названа его фамилия. А самого Ханка ни разу не приглашали на авторские концерты звездной пары.

«Но наших авторских концертов в последнее время было всего два, — недоумевает Поплавская. — Да, там Ханка не было. Не было его и на авторских концертах других композиторов. Но не было ни одного нашего сольного концерта, где бы не прозвучала фамилия Ханка».

«У мяне мову замыкае, — переходит на белорусский язык певица и плачет. — Я заикаюсь, не знаю, что сказать. Мы всегда относились к нему с любовью и благодарностью. И он к нам тоже».

Что касается вечера памяти Александра Тихановича, то Ядвига Поплавская признаётся: тогда она ходила, как тень и сомнамбула. А формат вечера не совсем соответствовал тому, чтобы называть фамилию композитора.

Ядвига Поплавская и Александр Тиханович. Фото ctv.by

«Да, Эдуард Ханок — автор музыки тех песен, которые мы исполняли, — не спорит Поплавская. — Может, кто-то спел бы его песни лучше, кто-то хуже. Но та эмоция и та харизма, которая исходила от нас, попала в сердца людей». Она добавляет, что певцы также участвовали в создании песен. Например, сама она создала аранжировку к песне «Я у бабушки живу», Александр Тиханович — аранжировку к песне «Завіруха».

Анастасия Тиханович, дочь Александра Тихановича и Ядвиги Поплавской, раскрыла подробности разговора, который состоялся между ее матерью и Ханком. На своей странице в социальной сети Facebook она написала эмоциональный пост, посвященный этой ситуации.

«В середине марта мы приехали на студию. Мама тогда сказала, что, вот, Эдик Ханок придет, и видно было, что ей приятно его желание встретиться. Она думала, что старый друг хочет ее поддержать. Они беседовали на офисной кухне, и спустя 15 минут мы с сотрудниками студии услышали, что там происходит что-то, мягко говоря, странное. Я зашла на кухню, и у меня сердце в пятки ушло. У мамы был настоящий нервный срыв. Она плакала навзрыд, была в таком состоянии, что я просто испугалась. А рядом за всем этим, попивая кофе, безучастно наблюдал Ханок. Это та картина, которую я увидела, зайдя на кухню. Вне себя от непонимания и волнения я спросила, в чем дело, а он мне отрезал, что у них серьезный разговор.

Человек, имя которого народные артисты упоминали НА КАЖДОМ СОЛЬНОМ КОНЦЕРТЕ, к которому с невероятным теплом и уважением всегда относились, радушно приветствуя при встречах, который совсем недавно показывал на нашей студии им свои песни, который в моем понимании был другом нашей семьи, и никогда и ни разу не было никаких с его стороны разговоров о песнях, написанных им в 80-х, просто сидел и методично морально «добивал» мою Маму, которая 40 с небольшим дней назад потеряла свою половину, свою защиту, опору и поддержку. Маму, которая еле держалась на ногах все это время, которая невероятным усилием воли и благодаря любви к своей профессии и зрителям решила что-то начать делать, в том числе и в память о самом дорогом для нее человеке...

Мама сказала, что сначала Ханок предъявил претензии о том, что его имя не назвали со сцены во время концерта памяти Папы... Все авторы были приглашены на концерт, в первых рядах они сидели в зале... Ни один из них ничего подобного не сказал. Многие плакали, потом подходили, обнимали, говорили теплые слова, поддерживали. Потом какие-то странные претензии, что его имя не называлось еще где-то. В каких-то эфирах концертов. Хотя все знают, что имена авторов всегда написаны как минимум в титрах. А концепции многих телепроектов нового времени не подразумевают стилистику песен года СССР, когда диктор объявлял помимо имени артиста и имена авторов с названием песни.

Кроме того, за каждое исполнение песен на радио или ТВ сегодня автор получает авторские отчисления. Вне зависимости от того, назвали его имя со сцены или нет. В отличие от нашего артиста, который в 99 процентах случаев ничего не получает, если уж об этом зашла речь, за съемки в телепроектах или телеконцертах.

В общем, маме было Ханком сказано, что если она хочет дальше исполнять «Я у бабушки живу», «Малиновку», «Завiруху» и «Счастливый случай», то она должна выкупить у него эти песни. Цена вопроса — 25 тысяч долларов, а иначе все закончится судом.

На вопрос о том, что где же ей даже такую сумму-то взять, он сказал, что, по его мнению и каким-то его личным подсчетам, основанным, по его словам, на изучении видео, выложенных с тех или иных их концертов в интернете, у нее непременно должна найтись такая сумма. Наверное Эдуарду С. было неизвестно, что гонорары наших артистов невероятно далеки от российских, что болел папа 7 лет, что было лечение, экспериментальные препараты, поддерживающие курсы медикаментов и т.д. И что последний самый сложный год они практически работали на лекарства. Он долго расспрашивал про папину болезнь, про все эти вещи. Как-то захмурился.

По итогу, уходя из офиса, Ханок сказал, что верит про болезнь папы и про лечение. Его слова при выходе из офиса были таковыми: «Вопрос снят», и он закончил встречу тем, что сказал, что разрешает ей безвозмездно исполнять песни, о чем в ближайшее время собирается заключить с ней соответствующий договор об этом безвозмездном разрешении.

Потом, как впрочем и до, не было больше ничего, никаких звонков, документов или визитов. Мама после этого разговора разболелась практически до середины апреля. Вчера нам на студию пришло вот это письмо, написанное от 25 апреля — в Мамин день рождения. Это был очередной шок…».

Не зная ситуации изнутри, делать какие-то выводы о том, «кто прав, кто виноват», не представляется возможным. Наверняка, в скандале существуют и подводные камни, которые на публику не выносятся. Единственное, о чем сегодня можно говорить, так это о том, что в случае наложения запрета на исполнение перечисленных песен, проиграют все стороны: и поклонники, и исполнители, и сам Ханок, который лишится авторских гонораров за исполнение песен.