Реформы, которых хочет народ — не те, на которые готова власть

Экономическое самоощущение нации меняется постоянно. И, к сожалению, оно ухудшается.

В белорусском обществе растет число сторонников реформ. Однако власти пока не готовы проводить радикальные экономические реформы, в том числе из страха ослабить свое политическое влияние. Другой момент заключается в том, что у населения свое представление о реформах.

Фото пресс-службы президента

«Белорусская аналитическая мастерская Андрея Вардомацкого» (BAW) провела в Беларуси в конце декабря 2016 года опрос общественного мнения, в котором, в частности, затрагивалась тема экономического самоощущения нации.

 

Население жаждет перемен к лучшему

По данным опроса, оценка экономической ситуации в стране в 2016 году была хуже, чем в 2015 году, отметил в интервью БелаПАН Андрей Вардомацкий. Среднее годовое значение макрооценки экономической ситуации в Беларуси в позиции «плохая» в 2016 году было 55% (в 2015 году — 42,7%). При этом наихудшие оценки ситуации дают люди экономически активного возраста.

Негативно оценивают респонденты и микроэкономическую ситуацию. Так, среднее годовое значение материального положения семьи с оценкой «плохо» в 2016 году составило 44,8% (36,1% в 2015 году).

Вардомацкий подчеркивает, что экономическое самоощущение нации меняется постоянно. «И наши измерения показывают, что, к сожалению, оно ухудшается, — отметил социолог. — Это ухудшение идет и по оценке гражданами экономической ситуации в стране в целом, и своего индивидуального благосостояния».

Но с ухудшением экономической ситуации растет число тех, кто хотел бы реформ. В декабре 2014 года за реформы высказывались 65,8% респондентов, в декабре 2016 года — 69,2%.

«Ухудшение экономической ситуации напрямую отражается на оценке белорусами необходимости реформ в стране, — говорит Вардомацкий. — Безусловно, люди хотят перемен, потому что надеются, что произойдет улучшение экономического положения. Другое дело, я не берусь судить, понимают ли белорусы, что реформы — это тоже терпение и тяжесть, экономические неприятности, прохождение через трудный экономический период. Но реформ хотят, это четкая и ясная позиция, которая сформировалась у большинства населения».

Тяжелая экономическая ситуация является и главной причиной протестов, которые сейчас происходят в Беларуси.

«Еще не сформировано полное понимание связи экономического и политического, — отметил Вардомацкий. — Но экономическая нужда приводит к потере страха, и это видно по поведению. Кроме того, вслед за лозунгом отмены декрета № 3 как непосредственной причины недовольства, идут и другие требования, более широкие и уже не чисто экономические».

 

Власти латают дыры

В свою очередь эксперт по экономике «Либерального клуба» Антон Болточко отмечает, что опрос не показывает, каких конкретно реформ хотят респонденты.

«Народ в принципе отвечает «да» на вопрос о реформах, потому что хочет каких-то изменений к лучшему, — сказал Болточко БелаПАН. — Но несколько опросов, которые ранее проводились другими социологическими агентствами, показывают, что когда начинаешь углубляться в понимание того, каких реформ хотел бы народ, то сталкиваешься с тем, что это повышение зарплаты, пенсий, снижение жилищно-коммунальных тарифов и так далее».

При этом Болточко отмечает: нельзя говорить, что власти совсем не проводят реформ.

«Если посмотреть на действия властей, то изменений за прошлый год было достаточно много — в денежно-кредитной, фискальной политике, условиях ведения бизнеса, — сказал эксперт. — Просто эти изменения не носят какой-то кардинальный характер, это не программные реформы, а какие-то видоизменения нынешней экономической модели, которые приводят, скажем, к ее некоторой модернизации».

Что касается радикальных реформ, говорит эксперт, то возникает вопрос, зачем они властям.

«Почему мы взяли за основу мысль, что кардинальные рыночные реформы в понимании властей приведут к улучшению ситуации? Возможно, власть считает наоборот», — отметил Болточко.

Он привел пример: «Один из представителей Министерства финансов на Ассамблее деловых кругов сказал, что есть путь кардинального сокращения налоговой нагрузки для бизнеса, но это приведет к дефициту бюджета. Вот вам из Минфина отвечают: мы не видим в кардинальных рыночных реформах решения нынешних проблем. Власти не видят связи между такими рыночными реформами и изменением в положительную сторону ситуации в экономике».

Сам же Болточко считает, что белорусской экономической модели необходимы кардинальные изменения.

«Они должны быть быстрыми, но системными, — подчеркнул экономист. — Это не должны быть точечные решения, направленные на исправление ситуации в отдельных областях или секторах. Это должны быть комплексные продуманные реформы, которые ведут к одной какой-то цели. У нас нет на сегодняшний день четко прописанной дорожной карты, которая позволяла бы говорить, что мы делаем реформы последовательно».

Если таких системных реформ не будет, то в итоге Беларусь может попасть в ситуацию, когда «есть старая бочка с дырками, а мы пытаемся эти дырки пальцами заткнуть».

 

Государство боится потерять контроль над экономикой

Эксперт аналитического центра «Стратегия» Валерий Карбалевич также скептически относится к данным опросов о готовности респондентов к реформам.

«Под реформами разные люди понимают совершенно противоположные вещи, — подчеркнул Карбалевич в комментарии для БелаПАН. — НИСЭПИ как-то пытался уточнить, что респонденты имели в виду под реформами. И там самые большие позиции набрали ответы про повышение пенсий, повышение зарплаты. Вот и вся реформа».

При этом, подчеркивает политолог, сам тренд, показывающий, что население хочет перемен, говорит о том, что сегодня население ощущает: ситуация плохая. «Если бы всё было хорошо, то люди бы не говорили про реформы», — отметил Карбалевич.

По его мнению, власть пока не готова к проведению кардинальных реформ по многим причинам.

«Самая главная из них — это то, что данная социальная модель является оптимальной для удержания власти, — полагает аналитик. — Эта модель, где государство доминирует в экономике, где государство сначала забирает, а потом раздает. Большинство населения зависит от государства — это и бюджетники, и работники государственных предприятий. Такая модель делает белорусское общество управляемым, очень контролируемым».

Нынешняя система позволяет успешно проводить выборы, подчеркнул эксперт, так как избирательные комиссии формируются трудовыми коллективами, на предприятия поступает разнарядка по досрочному голосованию.

«И все это может работать только тогда, когда это государственные предприятия. Если это частные предприятия, то все сложнее, — пояснил собеседник. — У Лукашенко есть твердое убеждение, что контроль над экономикой есть контроль над политической жизнью и что это обеспечивает власть. Если все это государство теряет — а рыночное реформы означают, что государство теряет прямой контроль над экономикой, — то это угроза власти».

Кроме того, подчеркивает Карбалевич, в вопросе реформ нет давления снизу.

«До этих акций «тунеядцев» вообще никакого движения снизу не было, — отмечает он. — Если давление появится, это подтолкнет к тому, что надо что-то делать».

Если массовые акции протеста будут разворачиваться по всей стране, то «Лукашенко начнет думать, что делать, потому что тогда риск сохранения статус-кво станет большим, чем риск изменений», предполагает Карбалевич.

Стоит добавить, что среди провластных экспертов есть и другая точка зрения: мол, именно протесты могут поставить под удар уже начатые реформы.