«Шкуру последнюю снимают». Тысячи против декрета «о тунеядстве» в Гомеле

В Беларуси прошел второй неожиданно многочисленный митинг за последние три дня.

В Гомеле 19 февраля прошел двухтысячный митинг против декрета «о тунеядстве». Сбор участников начался на площади Восстания в полдень. Местные оппозиционеры подавали заявку на проведение «Марша нетунеядцев» по улице Советской, но горисполком не разрешил массовое мероприятие.

Тем не менее, жители Гомеля к 12.00 пришли к танку и выдвинулись колонной по тротуару к центральной площади Ленина. Колонна растянулась от перекрёстка Советской с Крестьянской до перекрёстка Советской с Первомайской. По дороге люди скандировали «Нет декрету номер три, Лукашенко, уходи», «Самый главный дармоед — наш хвалёный президент», «Мы не рабы, Саша, уходи!» и «Жыве Беларусь!».

В акции участвовали как молодые люди, так и пенсионеры.

«Меня возмутил этот декрет, потому что я проработала 50 лет бухгалтером, и что я сейчас вижу? Работы нет, все крупные предприятия стоят, моя дочка тоже получила специальность бухгалтера, но живёт за мою пенсию, так как не может устроиться никуда. Нужно добиваться отмены декрета и справедливости. Мы не рабы. Зачем так унижать трудолюбивый белорусский народ? До чего мы дожили, что стали тунеядцами? За что платить? За то, что мы нищие? Я уже ничего в этой жизни не боюсь, я с вами, дети», — рассказала пенсионерка Надежда Ивановна.

Людмила Бурова, пенсионерка, по её словам, отработала «лишних» двадцать лет, но никакой надбавки не получила. «Я пришла на марш, потому что нас давят со всех сторон и шкуру последнюю снимают. Неправильно это всё! Работы нет, людям некуда устроиться. Была бы работа — люди бы работали. И пусть меня посадят в тюрьму, но я не согласна с этими порядками. Президент обещал пятьсот долларов — но где они? Обещал не повышать пенсионный возраст и опять обманул народ. Ввели налог на бедных, а не на богатых», — считает пенсионерка.

«Народ уже опустили ниже плинтуса! Только цыганам нормально, потому что главный цыган у власти!», — кричит один из присутствующих, но его тут же успокаивают: «Да пусть он цыган, армянин или еврей — разницы нет, абы нам хорошо было!».

На Марш пришла молодая семья — Алексей и Марина. Алексей работает в России и получил извещение об уплате «налога на тунеядство». «Я зарабатываю в России, но деньги все везу сюда, в своё государство. За что я буду платить, и какова отдача с того, если я заплачу этот налог? Ни стажа, ни пенсии. Не буду платить», — говорит Алексей. Его жена говорит, что не работает и работать не будет принципиально, за копеечные зарплаты.

На площади Ленина организаторы акции оккупировали памятник вождю мирового пролетариата. С импровизированной сцены звучали выступления с требованием отменить декрет № 3.

«Надо отменять не декрет, а Лукашенко!», — кричали люди. Со сцены о незаконности декрета и необходимости его отмены говорили лидеры и активисты ОГП Василий Поляков и Владимир Непомнящих. Виктор Рубцов, сын бывшего политзаключенного Юрия Рубцова, призывал людей помнить, что они не рабы, и активно отстаивать свои права.

Аплодисментами встретили появление на «трибуне» местного правозащитника Леонида Судаленко. Он помогает сотням жителей Гомеля составить жалобы в налоговую, органы власти, иски в суд, чтобы отменить декрет № 3. Правозащитник напомнил, что 21 февраля в суде Центрального района Гомеля будет рассматриваться иск жителя Гомеля Александра Семёнова к ИМНС, и пригласил гомельчан прийти и поддержать земляка.

«Если хотя бы половина из вас придёт в открытое судебное заседание — декрет будет отменён. Вместе мы сила! Будем вместе!», — призвал Судаленко. «Мы не рабы, Саша, уходи!», — отозвалась площадь.

Также выступил активист партии «Зелёные», историк и журналист Юрий Глушаков. «Мы должны чётко понимать, что просто нет выхода у власти сегодня, и они будут дальше нас давить, и мы должны сопротивляться этому, только так можно остановить этот беспредел, наступление на наши права. Что сегодня происходит — повысили пенсионный возраст, сокращают с работы матерей-одиночек, сегодня полностью разрушается социальное государство, упор делается в пользу коррумпированных чиновников, новоявленных олигархов, которые и есть настоящие тунеядцы. Тунеядцы — это они, а не мы. Поэтому мы должны бороться за отмену декрета, за восстановление социального государства. Работу — народу, долой декрет номер три!», — отметил в своём выступлении Глушаков.

Он назвал декрет №3 «людоедским и очень циничным». «Декрет преследует две цели, о которых не всегда говорят — пополнение бюджета и снижение стоимости рабочей силы. В условиях экономического кризиса и частный наниматель и государство стремятся по максимуму опустить стоимость рабочей силы, люди, чтобы не попасть под Декрет №3, вынуждены устраиваться на 0,25 ставки. Ещё в большей степени те, кто работает сегодня, вынуждены соглашаться на любые, совершенно немыслимые условия труда, мириться с любым беспределом, чтобы только не быть вышвырнутыми на улицу», — высказался активист «Зелёных».

На «трибуну» к Ленину поднималась и 83-летняя жительница Гомеля Мария Венедиктовна, которая заявила, что «Лукашенко не оправдал наше доверие, и я всегда буду выступать против него».

Правозащитник Алесь Евсеенко призвал людей «не сдавать эту инициативу» и прийти на митинг 25 марта, в День воли. «Предлагаю собраться опять здесь и показать свою силу», — добавил правозащитник.

Молодой житель Гомеля Виталий рассказал, что даже грузчиком устроиться в Гомеле можно сейчас только по блату. «Надо выходить на улицу всем, шумиху поднимать, чтобы он понял — тот, кто должен понять, что народу уже накипело», — считает Виталий.

На митинг пришли три молодые женщины, подруги, которые получили «извещение об уплате сбора на финансирование государственных расходов». Кристина работает на жировом комбинате, но, по её словам, зарплата там «копеечная», в цехах холодно, отопления нет. Она продемонстрировала горсть копеек со словами: «Вот что я получаю на жировом комбинате».

Её подруга Ира — мать-одиночка, и тоже стала «тунеядкой». «Я что — отдам 360 рублей, и мой ребёнок будет голодать? Декрет надо отменить, это несправедливо», — заметила молодая женщина. Она добавила, что работы нет, и сейчас даже для того, чтобы устроиться уборщицей, нужен стаж работы.

Со слезами на глазах рассказывала о своей ситуации Надежда Гайлевич. По её словам, ей до пенсии оставались два года, как её уволили. Она вдова, не имеет средств к существованию и не может устроиться на работу из-за возраста. Сейчас женщина добивается через суд восстановления на работе, и просила людей поддержать её.

Митинг завершился призывом прийти в суд 21 февраля и поддержать Александра Семёнова.

Милиция не вмешивалась в происходящее, лишь по периметру площади Восстания, а затем площади Ленина были рассредоточены сотрудники местного УВД. Они все были в штатском.

Помешать митингу или спровоцировать организаторов на неадекватные действия пытались три молодых человека, по виду — асоциальные личности, в состоянии алкогольного опьянения, в рваной одежде и с гематомами под глазами. Они вели себя агрессивно, нецензурно выражались, залезли на импровизированную трибуну, кричали, требовали дать им микрофон, вырывали бело-красно-белый флаг из рук выступающих. Но ничего у них не получилось.