Михаил Волчек. ПИРАТЫ. Мягкая криминализация и налог Кухто

Михаил ВОЛЧЕК

Михаил ВОЛЧЕК

Социотехник, программист, гражданский активист, вдохновитель Пиратского движения в Беларуси, координатор организации Фаланстер.  Занимается практическим исследованием информационного и авторского права. Реализует проекты, направленные на развитие самоорганизации, свободных знаний, открытых технологий и электронного участия граждан в делах страны.

Как говорят плакаты на улицах города: платить налоги — это признак цивилизованного общества. Разберемся, к какому обществу ведет налог «на болванки», который вынуждены будут платить все покупатели цифровых устройств.

 

Это касается каждого

Петиция за отмену налога «на болванки» собрала более 1200 подписей. Эта немалая цифра голосов показывает, что проблема авторского права касается не единиц (авторов и бутлегеров), а большой части граждан.

С уверенностью можно утверждать, что в цифровую эпоху авторское право касается каждого гражданина. Коснулось.

Петиция останавливается на двух прошениях: сократить перечень цифровых устройств, облагаемых налогом, а в последующих редакциях вообще отменить функцию организаций по коллективному управлению правами (ОКУП), прописанную в пункте 3 статьи 35 закона «Об авторском праве и смежных прав» (далее — авторское право), позволяющую ставить на конвейер поборы с граждан.

За этой просьбой по сути лежит революционное требование. Которое, во-первых, сделает как минимум бесполезным существование организаций подобных авторскому обществу Кухто и компании, а во-вторых, ставит под сомнение текущую версию «авторского» права, не приспособленного ни к демократии в информационную эпоху, ни к повсеместному распространению сети интернет.

Однако онлайн-петиция — это лишь одна из разновидностей диванного активизма, который в лучшем случае обозначит проблему, но часто просто дает выпустить пар недовольным гражданам.

 

Аутсорсинг налога

Сначала разберемся, на что же важно обратить внимание с введением налога «на болванки». Первый момент, это то, что государство передает функцию сбора налога частным лицам, по сути — на аутсорс. Другими словами, «некоммерческая» организация частного типа начинает массово собирать финансы с населения.

Другое и не менее важное — участниками подобной авторской организации могут быть так называемые праводержатели. Это, как правило, фирмы, компании, которые занимаются продвижением и получают основную прибыль с творчества: издательские дома, музыкальные лейблы, продюсерские корпорации и т.д. Не творцы, а фирмы, которые могут даже в Беларуси и не быть зарегистрированы, получают право на этот налог.

Самое главное, что подобная организация будет собирать налоги единолично — монопольно. Государство не регистрирует другое такое же «авторское» общество, которое сможет собирать тот же налог «на болванки».

В итоге получаем частного монополиста с правом собирать налоги. Это значит, что государство передало часть своей монополии на сбор налогов частным лицам. Подписывались ли граждане под таким ходом?

 

Монополия

Теперь раскроем сущность монополии через права и обязанности. Важно отметить, что сам по себе закон об авторском праве — это закон, который обеспечивает монополию частника на продукты интеллектуального труда.

Слово «авторское» в самом названии искажает сегодняшнее состояние дел, где большинством праводержателей являются далеко не сами авторы, а часто коммерческие предприятия, которые приобретают права у авторов. Как отмечал выше, это и издатели, и продюсерские компании, и музыкальные лейблы. Поэтому недавно созданная «авторская» организация может быть легальной крышей для монополии контент-индустрии собирать налог. Слово «автор» — это ширма, суть — «правообладатель».

Другой важный момент, что полностью незащищенной группой являются пользователи. Читая как закон, так и пользовательские соглашения (на дисках, онлайн), мы не увидим слов, описывающих права пользователей. Всю продукцию покупатели приобретают на свой страх и риск, имея только право пользоваться тем, что есть, не важно какого качества.

Таким образом, нарушение распределения прав и обязанностей в итоге ведет к перераспределению власти не в пользу граждан, а в пользу «больших авторов» и «больших корпораций». А такие права большинства граждан, как право на свободу выбора, участие в управлении, приоритете общественного интереса перед частным — криминализуются. Например, не важно, что гражданин не пользуется контентом, который создает эстрада, но это налог, значит, плати.

Это очень похоже на налог за тунеядство. Не важно, что ты не пользуешься государственными услугами бесплатно и за всё и так платишь. Все равно обязан их оплачивать, т.е. выплачивать по сути кабальный налог. Тот же принцип и у налога «на болванки».

 

Производство, распределение, потребление

В текущем авторском праве написано, что участниками организации по коллективному управлению авторскими правами (ОКУП) — то что сейчас организуется Кухто и компанией — могут быть и авторы, и «другие правообладатели». Как мы выяснили выше, «другие правообладатели» — это фирмы, которые держат монопольные права на копирование, изменение и распространение (в законе «воспроизводство») контента, которые живут за счет монопольного его использования.

Безусловно — это компании коммерческие. Другими словами, под крышей «некоммерческой» организации (авторского общества) затаился интерес контент-индустрии, которая увеличивает свои прибыли, используя подобные грязные схемы.

Вообразим, что эта организация на самом деле будет представлять «широкий круг авторов». Закон дает возможность до 25% собранных налогом средств выделять «на управление» авторской организацией и до 10% — на «поддержку авторов», «творцов-ветеранов». Таким образом, более трети поборов может уходить «своим», сидящим в теплом офисе в центре Минска, управленцам.

Эта арифметика, взятая из существующего закона «Об авторском праве» (статьи 49.5, 50.8) показывает, что такие управляющие заинтересованы собирать как можно большие суммы для увеличения премий, зарплат и поддержки «себя», что можно приравнять к мотивации держателей бизнеса получать больше прибыли. Важно отметить: получать прибыль, ничего при этом не производя.

 

Криминализация всех

Для введения несправедливых норм и практик власти проводят мягкую криминализацию — подчинение граждан своей воле, через пропаганду (плакаты по всему городу про полезность налогов), а также закрытие окон возможностей участия граждан в законодательном процессе.

С одной стороны, мотивация применения закона исходит из того, что все граждане пользуются бесплатно (хотя это не так) частной интеллектуальной собственностью: слушают, смотрят, делятся.

Значит, нужно взвалить бремя на всех и за счет всех покрывать якобы недостачу денег у творцов эстрады. Тут ключевой момент, что все нечисты, и для того, чтобы вернуть справедливость, все должны оплатить (искупить вину), неважно, что большинство может просто не слушать и не хотеть знать местную эстраду.

С другой стороны, согласно Конституции платить налоги — это долг каждого гражданина. Значит нарушение этого порядка — это нарушение Конституции по мнению и создателей авторского общества, и властей.

Параллельно с этим государственная пропаганда постоянно взывает к ответственности. Однако нужно ли платить налоги «частному интересу», даже если кто-то назвал его «творчеством»?

 

От дивана к улице

Почему улица? Написание законов, а тем более закона, связанного с интеллектуальной собственностью, отдали небольшой группе юристов и корпоративным лобби-группам. Как показывает в том числе и личный опыт, петиция может легко утонуть в кабинетах чиновников. Поэтому бумажными увещеваниями остановить этот процесс вряд ли удастся. Очень лакомый кусок эти «авторские общества», чтобы слушать 1200+ подписей от диванных бунтовщиков.

Проблема становится предметом заботы государства, когда она выливается на улицы. Эта формула классическая для всех стран. Решение проблемы налога «на болванки», как и «на тунеядство», лежит в одной плоскости: на улице. Не потому, что нужно нарушать покой граждан, а потому что именно на улице эта проблема станет вопросом для большинства и перестанет быть сложными рассуждениями экспертов.

Когда кастрюли протестующих будут стучать об асфальт и требовать отмены несправедливого побора с неработающих, они будут стучать и против корпоративных налогов, и против крепостного права 21-го века, который навязывается в том числе лоббистами жесткой интеллектуальной собственности.

Петиция за отмену налога «на болванки» — это хорошее начало, она действительно обозначила проблему, но чтобы поменять закон, нужно встать с диванов. Именно на улице связывается свобода цифрового мира и конкретной демократии.

 

 

Материал опубликован под лицензией Creative Commons Share-Alike International 4.0

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».