«Штаб Лукашенко» не видит оснований для отмены декрета о «тунеядцах»

В ответе на обращение депутата Палаты представителей Анны Канопацкой заместитель главы Администрации президента Валерий Мицкевич отметил, что в «политическом штабе Лукашенко» не видят оснований для внесения предложений об отмене декрета № 3 «О предупреждении социального иждивенчества».

Фото bubr.ru

Декрет № 3 обязывает граждан Беларуси, постоянно проживающих на территории страны иностранных граждан и лиц без гражданства, которые не участвовали в финансировании государственных расходов или участвовали в таком финансировании менее 183 календарных дней в истекшем году, уплачивать сбор в 20 базовых величин (сейчас 460 рублей), пишет БелаПАН.

В ответе из Администрации президента отмечается, что реализация декрета «направлена не столько на пополнение государственного бюджета, сколько на предотвращение иждивенческих настроений в обществе и достижение иных социально значимых целей».

В числе таких целей называются «сокращение теневой экономики, вовлечение населения в разрешенные белорусским законодательством виды деятельности, а также возвращение к созидательной жизни лиц, ведущих асоциальный образ жизни».

В письме также сказано, что мониторинг практики применения декрета «демонстрирует поддержку данного документа подавляющей частью граждан, занятых в реальном секторе экономики».
Кроме того, после издания декрета на предприятиях Беларуси «замедлилась текучесть кадров, были заполнены многие невостребованные вакансии», «люди стали дорожить своими рабочими местами, обеспечивая стабильность трудовых ресурсов предприятий», утверждают в Администрации президента.

Автор письма обращает внимание на то, что в декрет были внесены изменения, которые учли предложение депутатов Палаты представителей. Речь идет о предоставлении местным Советам депутатов или по их поручению — местным исполнительным и распорядительным органам права освобождать граждан от уплаты сбора в связи с нахождением в трудной жизненной ситуации.
 

Комментируя полученный ответ на своей странице в «Фейсбуке», Анна Канопацкая отметила, что с юридической точки зрения положения декрета не соответствуют ратифицированным Беларусью конвенциям Международной организации труда № 29 «О принудительном и обязательном труде» и № 105 «Об упразднении принудительного труда», а также Конституции и Трудовому кодексу, так как «нарушают права человека, вводят социально несправедливый сбор, обостряют проблему гендерного неравенства, создают правовой прецедент введения в стране принудительного труда под арестом».

Кроме того, отмечает Канопацкая, на практике под действие декрета попали «в основном незащищенные слои нашего общества — граждане, попавшие под сокращение, и уже существующие безработные, которые не могут найти новую работу; мамы, воспитывающие детей; домохозяйки».

По оценке депутата, декрет не борется с теневой экономикой, а, наоборот, «предусматривает фактически откупные за участие в ней».

«Ведь что такое 460 рублей в год для тех, кто занимается серым бизнесом? Это ничто, менее 40 рублей в месяц. Проездной на все виды общественного транспорта в Минске стоит дороже. Кроме увеличения социального напряжения в обществе, повышения недоверия действующей власти, декрет других результатов не принесет», — аргументирует Канопацкая.

Расходы на исполнение декрета сегодня точно определить невозможно, но, например, только отправка 440 тыс. заказных писем стоит около 1 млн 270 тыс рублей, или примерно 660 тыс. долларов, подсчитала депутат.

«Имиджевые потери для страны, связанные с принятием декрета, несопоставимы с незначительными поступлениями в бюджет за счет сборов с безработных. Вместо обучения граждан новым профессиям, повышения их профессиональной квалификации, выплаты нормального пособия по безработице, создания новых рабочих мест государство тратит огромные средства на реализацию декрета, являющегося существенной экономической и политической ошибкой его разработчиков. Сам факт существования «налога на тунеядцев» позорит нашу страну на весь мир», — считает Канопацкая.

В отношении данного декрета, убеждена она, может быть только одно конструктивное предложение — отменить его «в полном объеме».