Михаил Пастухов. ДЕ-ЮРЕ. Какие нам нужны правоохранительные органы

Михаил ПАСТУХОВ

Михаил ПАСТУХОВ

Доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Республики Беларусь, судья Конституционного суда Республики Беларусь первого состава (апрель 1994 — января 1997 гг.). Эксперт по вопросам судоустройства, судопроизводства, конституционного и европейского права. Один из разработчиков Концепции судебно-правовой реформы, проекта Конституции 1994 г., закона «О Конституционном суде Республики Беларусь» 1994 г.

Первая часть материала была опубликована на сайте Naviny.by 26 декабря. Тогда говорилось о необходимости реформы. Сегодня порассуждаем о том, чем должна завершиться реформа.

 

Полиция: орган благопристойности

Люди «в форме» и «в цивильном» на улицах наших городов не должны уподобляться оккупационным войскам. Их не должно быть слишком много, и они не должны выступать в роли надсмотрщиков в отношении мирных граждан.

Первым делом армию «мужиков в милицейской форме» надо вывести за штат и проверить на профпригодность. При этом комиссии будут взыскательные и «чужие» для бывших сотрудников. Мало кто пройдет «собеседование». В отношении ряда лиц будет поставлен вопрос об уголовной ответственности.

Далее, милицейского монстра придется поделить на части. Сначала следует выделить его основу — собственно милицию. В целях приведения этой службы в соответствие с европейскими стандартами ее целесообразно переименовать в полицию (от франц. police — служба по охране общественного порядка).

Такие части, как Департамент охраны, Департамент исполнения наказаний, ГАИ, спецподразделение по борьбе с терроризмом «Алмаз», БФСО «Динамо», Главное управление собственной безопасности, Управление надзорно-исполнительной деятельности, Департамент по гражданству и миграции, Главное управление по борьбе с организованной преступностью и коррупцией, следует вывести из состава МВД и подумать, что с ними сделать. Можно упразднить, а можно преобразовать.

Например, многих водителей заинтересует дальнейшая судьба людей с полосатой палкой в руках (ГАИ). По сути, они открыто занимаются грабежом на дорогах, пополняя государственный и свой бюджет за счет водителей. Понятно, что этот произвол надо прекратить, а значит, службу ГАИ придется сократить в разы и установить для нее иные задачи, а именно: обеспечивать безопасность движения, а не собирать деньги.

Считаю, что Министерство внутренних дел не должно быть военизированным ведомством. В его штате достаточно ста человек во главе с гражданским лицом. Полиция должна стать основным департаментом МВД. Ее работники сохранят форму (новую белорусскую), остальные могут обойтись и без формы. Какие-то части милицейских подразделений останутся как дополнение полиции. На местах полиция может находиться на балансе местных органов власти.

После преобразований людей «в форме» не надо будет бояться. Их главной задачей будет придти на помощь и предотвратить правонарушение. Никакого ОМОНа и спецназа на улицах городов не будет. Милицейский (оккупационный) режим будет упразднен как страшный сон.

 

Следствие: индивидуальный подход

Армия военных следователей (около 5 тыс. человек), которая собралась в Следственном комитете, также будет подвергнута проверке на профпригодность и значительно сокращена.

Далее, следует определить место следственного аппарата в системе органов власти. На мой взгляд, подходящим местом для следователей может стать прокуратура. Там они раньше и находились. Вместе с прокурорами, точнее, под их надзором, они будут заниматься расследованием определенных категорий уголовных дел.

В составе прокуратуры следователи будут обладать процессуальной самостоятельностью и подчиняться по вертикали своему начальству.

Очевидно, что нет необходимости поручать следователям расследование всех категорий уголовных дел. Подавляющее большинство преступлений будет расследовать криминальная полиция в форме дознания или неотложных следственных действий. При этом следственные подразделения в органах КГБ следует упразднить.

При проведении следствия не будут довлеть показатели, что позволит следователям проявлять индивидуальный подход к каждому обвиняемому. Действия следователя можно будет обжаловать прокурору или в суд.

 

Прокуроры: надзор за законностью

В новых условиях прокурорский надзор будет сосредоточен на следующих сферах деятельности: дознание и следствие; оперативно-розыскная деятельность; судебное разбирательство; исполнение уголовных наказаний.

Если следственный аппарат передать в прокуратуру, то прокуроры станут «старшими товарищами» следователей. В суде прокурор не должен быть сугубо обвинителем, а вникать во все обстоятельства дела и при необходимости может отказаться от обвинения. Это позволит обеспечить объективность прокурорского надзора.

В новых условиях давать санкцию на арест обвиняемого и продление срока его нахождения под стражей должен суд в ходе гласной судебной процедуры.

 

Суды как органы правосудия

Новый облик судов должна создать судебная реформа. Она должна изменить действующую судебную систему, порядок формирования судов и статус судей.

Главное преобразование должно заключаться в том, что судьи должны не назначаться, а избираться. При этом судей высших судов может избирать парламент, как это было по Конституции 1994 года, а судей нижестоящих судов — местные представительные органы по рекомендации органа судебного самоуправления.

Введение порядка избрания судей приведет к массовой замене кадрового состава, а также к формированию резерва. Появится гарантия, что судьями станут самые достойные и квалифицированные юристы.

Основой судебной системы будут межрайонные (окружные) суды, которые позволят выровнять нагрузку судей, обеспечат их специализацию и независимость от местных органов.

Украшением новой судебной систему Беларуси должны стать суды с участием присяжных заседателей. Непременным условием создания суда присяжных заседателей должно быть непризнание обвиняемым своей вины.

Полномочия Конституционного суда будут расширены. Он получит право проверять нормативные акты, принятые любыми органами власти, а также формулировки вопросов, вынесенных на референдум. Граждане получат право непосредственно обращаться в Конституционный суд на предмет проверки нормативных актов, которые нарушают их права и свободы. Срока давности по таким обращениям не будет.

 

«Зона»: немного ограничений

Нынешняя пенитенциарная система нуждается в расчистке как Авгиевы конюшни. Заниматься вопросами реконструкции «зоны» будет новый состав Государственного комитета исполнения наказаний. Его руководителем будет гражданское лицо. Состав сотрудников ГКИН будет формироваться по конкурсу.

Правовой статус заключенных под стражу и осужденных по приговору суда должен измениться в соответствии с международными (европейскими) стандартами. Во всяком случае, осужденные не должны принуждаться к труду, к строгому лагерному распорядку, к обязательному приему пищи. Они должны иметь право передвигаться по территории «зоны», заниматься физкультурой и различными видами спорта. Они вправе пользоваться телефонами, иметь доступ к интернету, иметь неограниченные свидания с близкими и родственниками.

Осужденные должны иметь право на ежегодный отпуск, который могут проводить в местах, определенных с администрацией исправительного учреждения.

На мой взгляд, следует разрешить создание частных мест лишения свободы с соблюдением установленных правил распорядка и мер безопасности.

 

Мечта или реальность?

Для проведения вышеназванных преобразований надо как минимум три условия: 1) разработать соответствующую программу; 2) утвердить ее на государственном уровне; 3) реализовать на практике.

Мы — группа энтузиастов — в рамках инициативы «Шаг к закону» решили подготовить такую программу и даже «начертить» подходящие законы. Вас — граждан страны — просим помочь с утверждением этих документов. Тогда вместе мы реализуем задуманное на практике.

Как говорят, дорогу осилит идущий. Включайтесь в наше дело! Давайте утвердим в Беларуси новую жизнь, основанную на законе и уважении к правам человека.

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».