Фигуранты «дела граффитистов» подали в суд на Следственный комитет

Они считают, что публикация на сайте СК порочит их честь и достоинство. А Следственный комитет делает вид, что публикация их не касается.

В суде Партизанского района идет процесс по иску фигурантов «дела граффитистов» против Следственного комитета. На сайте СК была размещена новость о ходе расследования этого уголовного дела и личности обвиняемых. По мнению истцов, данная информация не соответствует действительности и порочит их честь и достоинство.

Истцами являются Вадим Жоромский, Максим Пекарский и Вячеслав Косинеров. В 2015 году им было предъявлено обвинение в хулиганстве и порче имущества за нанесение граффити и забрасывание краской билбордов с изображением сотрудников милиции. Дело рассматривается под председательством судьи Александра Кочика.

Вадим Жоромский, Максим Пекарский и Вячеслав Косинеров
Вадим Жоромский, Максим Пекарский и Вячеслав Косинеров

Следственный комитет в ходе расследования разместил на своем сайте информацию о том, что на некоторых сайтах «хулиганам, задержанным за серию умышленных дерзких выходок», пытаются придать «статус активистов, высказывающих свои политические мнения».

Дальше в тексте уточняется, что «установлены факты использования и распространения в сети Интернет лицами, привлеченными по уголовному делу в качестве подозреваемых и обвиняемых, экстремистских материалов в части пропаганды агрессивных, насильственных действий, направленных против органов правопорядка; призывов, побуждающих граждан к совершению противоправных действий, массовых беспорядков; оскорбительных и презрительных наименований людей по этническому признаку. При этом распространенные в сети Интернет материалы содержат нацистскую символику и атрибутику, высказывания, оскорбляющие ветеранов Великой Отечественной войны».

Также на сайте СК написано, что «у злоумышленников обнаружены и изъяты травматический пистолет».

Данные факты, по мнению истцов, не соответствует действительности и порочат их честь и достоинство.

«Нас называют хулиганами еще до оглашения приговора,— заявил в суде Жоромский. — В январе 2016 года суд Фрунзенского района признал нас виновными в порче имущества, обвинения в хулиганстве были сняты. Кроме того, на сайте СК написано, что был изъят травматический пистолет, также опубликовано фото. На самом деле это пневматический пистолет, который принадлежит мне. На него есть все необходимые документы. Также в новости, которую мы оспариваем, указано, что фигуранты дела распространяли экстремистские материалы с нацистской и другой запрещенной символикой. Ни я, ни другие фигуранты никогда ничем подобным не занимались. Мы стоим на антифашистских позициях».

Вадим Жоромский обращает внимание, что фигуранты уголовного дела и их защитники давали подписку о неразглашении. «Однако сам Следственный комитет нарушил это требование»,— считает истец. Он также уточнил, что никогда не привлекался к ответственности за изготовление и распространение экстремистских материалов.

Вячеслав Косинеров уточняет, что многие СМИ использовали данную информацию и снимки, которые опубликованы на сайте СК.

«Да, в новости, которую мы оспариваем, нет наших фамилий, но есть ссылка на конкретное уголовное дело, которое было возбуждено в отношении нас. Также есть ссылка на публикации, которые были ранее по этой теме в прессе, — заявил истец. — Во время задержания мне сломали челюсть. Я месяц ел через трубочку. Почему об этом не сообщил Следственный комитет?»

Требование истцов — опубликовать на сайте СК опровержение и удалить информацию, которая порочит их честь и достоинство. Требований о взыскании морального вреда заявлено не было.

Однако в Следственном комитете отказываются признавать иск.

«В статье не распространяются персональные данные, по которым можно было бы определить личность истцов», — заявила в суде представитель СК Дарья Парамонова.

Судья уточнил у представителя Следственного комитета — в отношении какого уголовного дела тогда была распространена данная информация?

«За три месяца 2015 года было заведено 224 дела по части 2 статьи 339 Уголовного кодекса (хулиганство, — ред.), еще 80 дел по статье 341 УК (порча имущества, - ред.)»,— пояснила Парамонова.

«А как же фото, которые были опубликованы?» — спросил судья.

«Это информационная новость. Мы вправе ее распространять на своем сайте», — заявила представитель Следственного комитета.

Однако статистика на многочисленные дела о хулиганстве в рассматриваемой новости не представлена. При этом там есть указание на публикации в СМИ материалов о «хулиганах», которым пытаются придать статус политических активистов. В августе 2015 года, когда СК разместил свою новость, в прессе была информация только об одном подобном деле, получившем название «дело граффитистов».

«В тексте есть ссылки на конкретные эпизоды обвинения, на место проживания обвиняемых (двое — из Гродненской области), на публикации в СМИ по нашему делу и, в конце концов, опубликованы фото предметов, изъятых у нас дома во время обыска, — отмечает Вадим Жоромский. — А Следственный комитет делает вид, что все это к нам не относится!»

На суде присутствовал также начальник отдела информации и связи с общественностью центрального аппарата Следственного комитета Сергей Кабакович.

Максим Пекарский уточнил у него: «Скажите, идентификация данных — это только имя и фамилия человека? По другим фактам нельзя установить личность?»

«Я не специалист в идентификации и лингвистике. Не могу ответить на ваш вопрос», — заявил представитель СК.

«Скажите, а из какого уголовного дела вы взяли фото для этой новости?»— спросил у Кабаковича Жоромский.

«По материалам одного из уголовных дел», — ответил он.

Следующее судебное заседание назначено на 13 января. Судья попросил представителей СК представить более внятно свою позицию в письменном виде.

Также будут истребованы материалы уголовного дела в отношении Жоромского, Пекарского и Косинерова, в котором, в частности, есть фото предметов, изъятых у них в ходе обыска.