К чему приведет застройка зеленых зон Минска?

Застройка зеленых зон городов Беларуси в последние годы приобретает тотальный характер. Парки и скверы исчезают один за другим, создавая неблагоприятную экологическую обстановку, социальная напряженность растет, но власти не торопятся останавливать застройщиков.

Вырубка деревьев в Минске под строительство третьей линии метро. Фото Василия Семашко

Последний резонансный случай — вырубка сквера Котовка в частном секторе Сельхозпоселка для строительства костела. Чем опасны эти конфликты? Можно ли найти им решения?

 

Что произошло в Котовке?

Еще в 2015 году Мингорисполком разрешил строительство костела в Сельхозпоселке, в сквере Котовка. Однако строительство не вели по причине отсутствия денег. Весной этого года, накануне истечения срока разрешения на строительство, заказчик активизировался, поскольку появились средства на заливку фундамента.

В мае сквер начали рубить, и местные жители, многие из которых впервые узнали о рубке по факту, встали на его защиту, сообщив об этом журналистам и экологическим организациям.

Скандал получил широкую огласку из-за активной позиции жителей и поддержки экологов, которые всеми возможными путями пытались донести информацию о необходимости сохранить эту зеленую зону в плотно застраивающемся районе. Экологи из АПБ и специалисты городского комитета охраны природных ресурсов обнаружили места гнездования птиц в этом сквере, и в начале лета рубка была приостановлена.

В октябре этого года, несмотря на протесты и нестыковки с законодательством, выявленные жителями и экологами, общине было выдано новое разрешение на строительство. В начале декабря рубка возобновилась, и местные жители вместе с экологическими активистами опять вышли на защиту Котовки. Но на этот раз работники «Зеленстроя» и «Ремавтодора» применили к ним силу, так что гражданам пришлось писать заявления в милицию и снимать побои.

За два дня было вырублено семь деревьев. Затем по распоряжению «сверху» рубка была приостановлена, глава Мингорисполкома Андрей Шорец пообещал «взять паузу» и разобраться в ситуации. 12 декабря он лично посетил Котовку и заявил, что рассмотрит варианты переноса строительства в другое место.

 

Кто совершил ошибку?

Как считают юристы товарищества «Зеленая сеть», участок в Котовке отвели под застройку с нарушением законодательства, поскольку по плану детального планирования (ПДП), Котовка — это сквер, где любое строительство запрещено регламентами Генплана, и разрешить его может только указ президента.

В конце ноября администрация Советского района решила уладить проблемы с законом задним числом и снять общественное напряжение, проведя общественные обсуждения измененного ПДП Сельхозпоселка, в котором уже был предусмотрен костел.

Это, по мнению, юристов «Зеленой сети», противоречит Генплану Минска, принятому в сентябре 2016 года, согласно которому строить капитальные строения на территории зеленых зон нельзя.

Общественность намерена оспаривать эти общественные обсуждения, а «Зеленая сеть» — отказ в возможности проведения общественной экологической экспертизы данного ПДП.

 

Перспективы развития Котовского конфликта. Кто пострадает?

Отдельные сторонники строительства костела обвиняли экологов в том, что они «отмывают гранты», «пиарятся» и просто мешают католикам построить храм.

Жители жаловались, что их мнения не учли и настаивали на сохранении сквера — единственной зеленой зоны в их квартале, объясняя это тем, что дети должны гулять в шаговой доступности от дома, а не ездить в другую часть города, чтобы поиграть в футбол или покататься на санках.

Экологи отвергали обвинения, утверждая, что они не против костела, а против застройки сквера как таковой, поскольку это нарушает закон и угрожает экологическому благополучию района.

Стороны неоднократно пытались договориться. Ксендз Дмитрий Занемонский, настоятель местной общины, еще весной вышел в сквер для разговора, закончившегося неудачно — местным показали подписи за строительство костела, которые они сочли подложными.

Затем безуспешные попытки диалога повторяли активисты «Зеленой сети» и местной инициативной группы, встречаясь с отцом Дмитрием, архиепископом Кондрусевичем и апостольским нунцием, и предлагая компромиссные решений, включая альтернативы скверу, которые, по их мнению, можно найти на пустующих участках в районе. Позиция церкви оставалась неизменной — от участка отказываться нецелесообразно ввиду уже вложенных средств.

По информации Мингорисполкома, вырубка официально приостановлена, но здесь все еще возможны варианты. Самый плохой для всех участников — это начало строительства в сквере.

Проектом предусмотрена вырубка почти четвертой его части под здание костела, но определенная часть будет вырублена и погибнет при подведении коммуникаций, строительстве стоянки и так далее.

Из-за того, что денег на постройку целого здания у общины нет, а Ватикан или польские партнеры вряд ли захотят финансировать баталии с местными жителями, этот проект ждет судьба многих законсервированных долгостроев. А учитывая то, что уже сейчас, по данным «Зеленой сети» и Центра европейской трансформации, почти 85% жителей Сельхозпоселка выступают против какой-либо застройки сквера, в случае продолжения вырубки репутация костела, местных и городских властей понесет невосполнимый ущерб.

 

Экологические и правовые последствия конфликтов в зеленых зонах

История в Котовке, к сожалению, далеко не единственная подобная. Активисты «Зеленой сети» составили неполный, но внушительный список случаев застройки зеленых зон Минска в последние несколько лет: теннисные корты на Цнянке, Клуб любителей бега на Тикоцкого, костел в сквере по Матусевича (вырубают 200 деревьев), теннисные корты в парке 60-летия Октября (100 елей и берез), отель Hyatt на Комсомольском озере.

Несколько лет тому назад местные жители безуспешно боролись за сохранение парка 40-летия октября и перенос строительства гостиницы «Пекин» через дорогу — на место заброшенных заводских цехов. Гостиницу построили, а от парка осталась примерно четвертая часть, которую застройщик не благоустроил, как это предполагалось.

У других объектов — печальная судьба «долгостроя», зеленые зоны со здоровыми деревьями и инфраструктурой уничтожены, заказчик столкнулся с финансовыми трудностями или обанкротился, и стройка остановлена: это отель Hyatt, Клуб любителей бега и теннисные корты на Цнянке.

Можно предположить, что такая же участь ждет и костел в сквере на Матусевича, поскольку в Минске уже четыре площадки под строительство костелов простаивают ввиду отсутствия денег.

Схема опустошения этих зеленых зон была примерно одинакова: в ПДП местности задним числом и вопреки регламентам Генплана вносится строящийся объект. Проверить эти документы и обжаловать нарушения у общественности не было возможности, поскольку ПДП были закрыты для публики, вопреки Орхусской конвенции. Юридические нестыковки становятся известными только тогда, когда зеленые зоны уже вырублены. Вырубку парка 60-летия Октября и вовсе начали за три дня до выдачи разрешения.

Стоит отметить, что именно ПДП, Генеральные планы и другая документация, дающая юридические основания для застройки, становится камнем преткновения в конфликтах вокруг зеленых зон, поскольку общественность до сих пор испытывает трудности с доступом к ней. Это противоречит обязательствам Беларуси по Орхусской конвенции, предписывающей не только предоставлять эти документы, но и обсуждать их.

Обсуждения, конечно, проходят, но либо так, чтобы общественность о них не знала, либо тогда, когда вырубка уже началась, а итоги обсуждений по факту не учитываются.

Жители Уручья-2 протестуют против вырубки сквера под строительство многоэтажки

Экологические последствия такой практики уже очевидны — Минску, одному из городов с самой высокой плотностью населения в Европе, катастрофически не хватает зеленых зон, он становится экологически крайне неблагоприятным для жизни. Экологический фактор только усилит падение рынка недвижимости и туристических услуг, где ценятся ухоженные парки как неотъемлемый элемент инфраструктуры. С другой стороны, юридические прецеденты уже создали неплохой портфолио для очередной жалобы в Комитет Орхусской конвенции.

В будущем году у населения и экологов появятся новые инструменты решения проблем зеленых зон — в Беларуси начнет действовать новое законодательство, которое должно обеспечить публичность юридических процедур и документов, включая ПДП и Генпланы, на основании которых сегодня принимаются недальновидные решения.