Владимир Соловьев: думаете, за Путина голосуют под автоматом?

А еще пропагандист заявил, что Лукашенко мог выиграть выборы у Ельцина.

25 ноября Владимир Соловьев выступил с творческим вечером в Минске. Больше двух часов российский тележурналист и ведущий пытался убедить собравшихся, что Россия не агрессор и хочет со всеми дружить. Потом, как по сценарию, проехался по Украине, Европе и США. И во всем этом экстазе поступило предложение из зала: «Заберите нас, как Крым. Мы обеими руками «за»».

Фото Сергея Гудилина, nn.by

Шоу началось за час до самого выступления. Зрителей у Дворца Республики встречали активисты с растяжками «Соловьев-вешальник — изыди!», «Соловьев, Юлиус Штрейхер ждет тебя», а также плакатами «Российско-сирийская дружба» и «Российско-грузинская дружба» с изображением жертв войны.

«Вот, посмотрите! Соловьев — великий патриот России. Отдыхает в Америке, купил виллу в Италии, а говорит, что ненавидит Запад. Лучший лицемер Кремля!» — раздавал прохожим диски с фильмом о войне в Украине лидер «Молодого фронта» Дмитрий Дашкевич.

«Мама, не надо это брать», — тянула девушка за руку свою мать.

«А чего не взять! Бесплатно ведь дают!» — отмахнулась та.

Не все были рады видеть активистов с бело-красно-белыми флагами.

«Убирайтесь отсюда! — кричала женщина с бордовыми волосами. — Кто вам позволил клеймить Россию?»

Еще немного, и она бы полезла на оппонентов с кулаками.

И хотя до начала творческого вечера Соловьев заявлял, что его слабо волнует, что о нем думают белорусские оппозиционеры, во время монолога со сцены он все время вспоминал о них.

 

«Хай жыве вэликая Беларусь! Кто же против?»

«Они там кричали: «Мы свободны»! А от чего они свободны? Их бесы крутят, как хотят. Но они считают, что их право орать выше права другого человека пройти мимо и заниматься своим делом. Но разве это свобода? Это концентрированный эгоизм», — заявил он в первый раз.

Дальше на ломанном то ли белорусском, то ли украинском попытался снова вернуться к теме: «Вот стоят люди и кричат: «Хай жыве вэликая Беларусь!» Кто же против? Вы с 91-го года независимая страна».

Слов он особо не подбирал, чтобы охарактеризовать активистов оппозиции. Называл их и нациками, и придурками. Под бурные апплодисменты аудитории, кстати.

«Россия — война», «Россия — агрессор» кричали эти придурки. Они перед британским посольством это кричали по поводу Ливии? Может, перед американским кричали? Нет. А почему? Не за то заплачено-с», — затянул конспиралогическую версию пропагандист.

И решил вступиться за диктатора в Ливии. «Там был смешной полковник Муамар Каддафи. Ну, он реально придурковатый, ничего не скажешь, — прямо заявил Соловьев. — Но народ-то жил так, как никто в Африке и близко не жил. А сейчас что? Ну, убили старика — жутко, страшно. Знаете, когда Хиллари потеряла шанс стать президентом? Когда она радовалась мученичской смерти старика!»

 

«Все боятся русскую угрозу — на всякий случай»

Но главной темой встречи была, конечно же, великая Россия. Сначала Соловьев признал: «У нас всегда кто-нибудь виноват. Экономика… Кто виноват? Враги! Это они нас на нефтяную иглу подсадили. И мы мучаемся. У нас уже нефть из ушей прет, нам тяжело. Нам говорят: слезай с нефтяной иглы. Мы говорим: не слезу! Нам же не говорят, куда слезать».

Потом заявил, что в мире все боятся русских. Похоже, он даже этим гордится: «Мы бьемся до последнего, ничего не отдаем, напрягаемся. Что там, санкции? Еще давай! Кто тут Обама? Выходи строиться! Логики в этом никакой. И весь мир смотрит на нас с удивлением: что происходит? Ничего, все нормально, русские идут! Ну, у нас же, куда не посмотришь — одни русские. Мединский — украинец, Лавров — армянин, Шойгу — стопроцентный русский человек. Просто одни русские. Все боятся русскую угрозу — на всякий случай».

Но от «русского мира» пропагандист на всякий случай открестился. Вернее, сделал вид, что даже не понимает, что это такое:

«Что такое «русский мир»? Если это территория русской культуры — Чехов, Толстой, Достоевский — да, я за «русский мир». Я и за англо-саксонский мир — мне Шекспир очень нравится. Я и за французский мир. Я в детстве зачитывался французскими классиками. Мало того, я и за китайский мир. Очень мне нравится китайские философы и китайская еда. Мир такой маленький. Если мы начнем говорить не о вопросах культуры, а раздирать его, просто ничего не останется».

 

«Мы не вводим войска в Киев, но убивать русских на Донбассе не дадим»

Дальше Соловьев прошелся по Украине.

«Сейчас пошла мода: все пишут себе альтернативную историю. Любимые украинские братцы, делай, что хочешь, но Рим древнее. Хорошо, князь Владимир — ваш. Правда, он об этом ничего не знал. Он вообще ни слова не мог произнести ни на русском, ни на украинском», — сказал со сцены телеведущий.

Из зала последовал вопрос, собирается ли Россия вернуть Украине Крым, если та все-таки отвернется от Европы и станет частью Таможенного или еще какого-нибудь союза, который устроит Кремль.

«Нельзя относится к Крыму как к вещи: захотел взял, захотел отдал, — ответил Соловьев. — Это было решение людей, которые там живут. И нужно относиться к этому с уважением».

Дальше он рассказал, что референдум в Крыму был проведен с соблюдением всех юридических процеду. А помог это осуществить Виктор Янукович. Ему от Соловьева тоже досталось.

«Послушайте, ну Янковича они себе сами выбрали, — заявил он и уточнил. — Это вороватое мерзкое животное. Но проблема в том, что пришли его же люди, которые задницу ему целовали. И Порошенко был у него министром».

На это последовала реплика из зала: «Может, это их дело?»

«А мы и не вмешиваемся, — попытался оправдаться Соловьев. — Мы не вводим войска в Киев. И не устраиваем диверсионные акции на территории независимой Украины. Но убивать русских на Донбассе мы не дадим».

При этом российский пропагандист продолжил убеждать, что «братоубийственные войны и передел границ недопустимы». Просто человек-парадокс явился перед нами.

«Крым никто не захватывал, — продолжил он. — Это был выбор жителей Крыма. Почему по такому пути не пошли с Донбассом? У него не было такого юридического статуса. Не было голосования».

Дальше гуру политики зачитал вопрос из зала: «Заберите нас, как Крым. Мы обеими руками “за”».

«Такого разговора даже быть не может, — тут же отреагировал он. — У вас прекрасная страна, замечательный народ. Вы сами должны определять свое будущее».

Но позже все-таки уточнил: «Мы с вами в едином государстве. Вы что, от этого страдаете? Российские танки грохочут по улицам ваших городов? Чего боятся?»

 

«Нацизм — их, фашизм — их. С чего они решили нас поучать?»

Дальше, как по сценарию передач Соловьева, зашел разговор о занивающей Европе.

«С чего вдруг там решили, что имеют право нас все время поучать? Великая западная цивилизация? Но инквизиция — это их. Крестовый поход — их. Карл, понимаешь, где-то был великий — их. Наполеон Бонапарт, росточком маленький, красаучик, но тоже их. Гитлер и то их! Нацизм — их, фашизм — их, социализм — их, ну, и немножко наш. Мы-то что?»

Про Сталина и ГУЛАГ в этой части Соловьев решил не рассказывать.

«У Европы идиотическое желание: раз в сто лет собираться и идти на Россию получать люлей. Зачем они это делают, понять невозможно, — продолжил он. — С нами лучше дружить. Когда мы дружили, у нас вся знать была европейская. Найдите у нас среди Романовых простого русского парня, я вам памятник поставлю! Дружба народов у нас такая, что слово «русский» - это не поймешь, кто вообще. Александр Сергеевич Пушкин — великий русский писатель. Вы его видели? Он с такой внешностью мог играть в составе нынешнего ЦСКА. Сошел бы за африканского футболиста».

Российский пропагандист с сожалением отметил, что Европа нынче уже не та. Впрочем, это не помешало ему как истинному патриоту России купить трехэтажную виллу в Италии. Надо же где-то отдыхать после напряженных эфиров о судьбе родины.

«Европа всегда принимала беженцев. И это правильно. После гражданской войны и Октябрьской революции два с лишним миллиона человек в момент лишились родины. Куда поехали эти люди? В основном, во Францию. Но это были люди европейской культуры. Они пришли не для того, чтобы изменять эту культуру или взрывать ее. Относиться к ней с уважением. Те мусульманские анклавы, которые образуются в Европе, к кому они могут относиться с уважением?»

Как лично Соловьев переживает миграционный кризис во время отпуска в Европе, он, к сожалению, не уточнил.

 

Раньше Соловьев называл Лукашенко «мистером зло», а теперь «красавцем»

Кроме того, телеведущий затронул личности президентов Беларуси и России. И сразу же попытался оправдаться:

«Мы, конечно, иронизируем как над своими правителями, так и над вашими. Над своими гораздо больше и жестче. Мы про них такое рассказываем, что Медведев порой на работу идти не хочет».

Больше всего зрителей позабавила история, как Лукашенко пытался играть в хоккей с Путиным.

«Поэтому Лукашенко не знал, куда он попал — решил сыграть в одной тройке с Путиным, — заявил Соловьев. — Но вы же видели Лукашенко и не раз. Он же действительно катается, действительно бросает. И он не понимает, что происходит. Как не станет, передачу не получает. Но как ему объяснить, что те игроки, которые играют с Путиным, знают только один адресат».

Не обошлось и без шуток.

«Мы любим анекдоты про Лукашенко. Кстати, он у нас всегда положительный герой, — отметил Владимир Соловьев и рассказал бородатый анекдот. — Путин беседует с Лукашенко, спрашивает, что с правительство делать. А тот отвечает: «Ператрахывать, ператрахывать и ишчо раз ператрахывать». Но мы же не владеем белорусским языком. Думаем: действительно, может имеет смысл?»

«Но в этом нет агрессии», — поспешил уточнить телеведущий.

Отдельное Соловьев упомянул про «подвиг» Фомочкина.

«С параолимпийцами подло поступили, мерзко. И вдруг — красавчик разворачивает флаг России. Никогда так в России не любили Беларусь. Вот этот человек просто красавец. Ну, и конечно, Лукашенко. Сразу сказал: ну, мы — партизанская страна. Один флаг у нас нашли, а один мы обмотали. И это не сломать. Такие вещи не делаются по приказу. Это должно быть внутри».

Хотя еще недавно Соловьев пел совсем по-другому: что время Лукашенко ушло и его попытки остаться у власти ни к чему хорошему не приведут, что экономический курс, который он проводит, ведет к краху. Что и говорить, если он в своей программе прямо высмеивал попытки президента Беларуси показывать на публике своего младшего сына.

«Вот идет Лукашенко — мистер зло. А рядом с ним такой же маленький Лукашенко. Он что, плохих фильмов настмотрелся? — говорил Соловьев. — Зачем он мальчика одевает в такую же военную форму? Это не мелочь. Это неуважение к своему народу. Вы представляете, какая бы была критика в России, если бы Медведев или Путин взяли с собой на детей на теракт? Вы хотите сказать, что этот маленький Лукашенко является столь значимым для белорусской политики, что между папой и ним никого нет? Бедный белорусский народ, который не смог дать ни одного политика в этом разрыве? Или мудрый Лукашенко всех остальных посадил в тюрьму? Что вы превращаете замечательный братский народ в жалкого раба в воле одного человека, который, вдуматься, столько лет презирает свой народ, что даже не доверяет ему поменять руководителя, как бы он не был популярен. Ну прийди и скажи: восемь лет, все, хватит, пусть будет другой. Да, меня обожают. Но я понимаю, что должен уйти, потому что закон превыше меня. А Лукашенко говорит: «Есть я, а потом все остальное».

 

 

В Минске же российский телеведущий делал вид, что верит, будто бы Лукашенко мог быть президентом Союзного государства.

«В 90-е годы в России деманизировался образ Лукашенко, — заявил он. — Потому что Ельцин боялся, что в случае выборов проиграет ему. И, кстати, так бы и произошло. Это не категория, какой сильный Лукашенко. Просто категория, какой никакой был Ельцин».

Про Путина в этот вечер Соловьев говорил немного, но, конечно, только хорошее: «Вы что, думаете, за Путина голосуют под дулом автомата? Он прикольный. Он нравится людям, он их слышит».

В своем монологе телеведущий пытался завернуть пропаганду в красивую обертку с наклейкой «Традиционные ценности». Он много говорил о боге, семье и добрых делах. Но так или иначе все сводилось к политике и доминированию России.

Как ни странно, это порадовало не всех. «Ну когда уже он расскажет про диету? — суетилась одна из зрительниц. — Надоели уже с этой Украиной, сколько можно!»

Про лишние килограммы Соловьев решил не рассказывать. Кстати, здесь ему действительно есть чем похвалиться — сбросил 60 кг и даже написал об этом книгу. Возможно, лекция на эту тему гораздо лучше бы зашла минскому зрителю. Глядишь, и лишних мест не было бы в зале, как на этот раз. 

За пять минут до начала

Соловьев, кстати, пытался пошутить, мол, все билеты выкупили недоброжелатели, а сами не пришли, чтобы показать, что никому он в Беларуси неинтересен. Хорошая попытка, но вряд ли его так сильно не любят в Минске.