Москва урезает паек, а Запад не торопится раскрывать кошелек

У белорусского руководства существенно поубавилось уверенности в готовности Кремля продолжать прежнюю дотационную политику.

Прошедший 10 октября визит белорусского министра иностранных дел Владимира Макея в Варшаву не ознаменовался каким-то прорывом, однако в очередной раз продемонстрировал современные тенденции в белорусской внешней политике.

Владимир Макей и Витольд Ващиковски. Фото МИД Польши

 

В отношениях с Варшавой лед стремительно тает

Официальный визит главы белорусского внешнеполитического ведомства в Польшу стал очередным этапом в процессе сближения Беларуси с Западом.

Как сообщил Макей во время совместного с польским коллегой Витольдом Ващиковским подхода к прессе, нынешнее состояние двусторонних отношений является практически беспроблемным. В качестве доказательства белорусский министр привел целую серию состоявшихся в уходящем году контактов на официальном уровне, а также активное сотрудничество по различным экономическим направлениям.

Действительно, если вспомнить совсем недавние острые разногласия между соседями, то прогресс налицо. Хотя утверждение об отсутствии противоречий выглядит все-таки некоторым преувеличением. Можно вспомнить, например, уже давно подвешенный вопрос о малом приграничном движении (реализацию соглашения в свое время, ссылаясь на политические и инфраструктурные проблемы, затормозил Минск). Да и ситуация с непризнанным Союзом поляков (Варшава заявляла о давлении на польскую общину) вряд ли стала совершенно безоблачной.

Правда, Макей все же отметил различия в подходах к отдельным вопросам, но при этом явно подразумевались те, которые имеют внешнее происхождение. То есть вызванные членством Польши в евроатлантических структурах, в первую очередь в НАТО.

Собственно, о последнем было сказано напрямую, когда речь зашла о безопасности в регионе. В частности, официальный Минск «не приветствует дополнительное размещение контингента войск Североатлантического альянса в Польше и балтийских государствах».

В то же время Макей повторил уже известную позицию: белорусские власти хотя и считают этот шаг определенным вызовом, думают о методах адекватного реагирования, но не рассматривают происходящее как прямую военную угрозу для Беларуси.

 

Балансирование пока не дает больших дивидендов

Более того, было сказано, что «гонка вооружений, которая уже обозначилась, происходящее накопление дополнительных воинских контингентов на востоке и на западе не способствует большей безопасности в регионе».

Иными словами, между действиями России и НАТО фактически поставлен знак равенства.

Кроме того, несмотря на стандартные реверансы в сторону Москвы («мы не собираемся отрываться от России»), выражено желание «быть менее зависимыми от одного государства».

Не исключено, кстати, что именно для подтверждения подобных намерений Макей свое вступительное слово произнес на белорусском (что, судя по сайту дипломатического ведомства, его глава в аналогичных ситуациях делает крайне редко).

Можно, конечно, предположить, что если бы визит проходил чуть позже, тон высказываний был бы несколько иным. Ведь на следующий день заместитель премьер-министра Владимир Семашко доложил Александру Лукашенко, что Беларусь и Россия урегулировали наконец проблемный вопрос в сфере поставок энергоносителей.

Казалось бы, можно вздохнуть с облегчением. Однако реакция белорусского лидера оказалась довольно осторожной: «Я так понимаю, что очередные баталии закончены и нам удалось выйти на подписание соответствующего документа».

При этом было сделано весьма примечательное добавление: «По крайней мере, на вчерашний день». Не случайно Лукашенко поинтересовался также, исключаются ли достигнутыми договоренностями конфликты на этой почве в будущем.

Как показали дальнейшие события, такая сдержанность имела под собой основания, поскольку чуть позднее российский вице-премьер Аркадий Дворкович заявил, что Москва настаивает на погашении долга за газ в размере около 300 миллионов долларов в самое ближайшее время. А премьер Дмитрий Медведев добавил, что никаких скидок не предусмотрено, и цены на газ для Беларуси останутся на прежнем уровне.

Вдобавок Минску пришлось отменить недавнее решение о значительном повышении ставки тарифа на транспортировку нефти, вызвавшее резкое недовольство «главного союзника».

Сейчас выясняется, что Москва готова предоставить некую межбюджетную компенсацию, чтобы фактически удешевить газ для Беларуси. В целом понятно, что России тоже пришлось пойти на некие жертвы, в противном случае мы бы услышали из уст белорусского руководства много интересного в ее адрес. Не исключено, впрочем, что такая перспектива остается, так как разработанная схема сложна и, что еще важнее, реализовываться будет долго.

Как бы то ни было, теперь уже очевидно, что у белорусского руководства существенно поубавилось уверенности в готовности Кремля продолжать прежнюю дотационную политику. К тому же противоречия в белорусско-российском союзе далеко не исчерпываются нефтегазовой сферой. Достаточно вспомнить постоянные таможенные сражения или отсутствие взаимопонимания по ряду вопросов военного сотрудничества.

Это и вынуждает белорусский режим пусть медленно, но двигаться навстречу Западу. Однако тот, наученный горьким опытом, при всей сегодняшней благожелательности, как показывают переговоры с МВФ, открывать кошелек не спешит.

В свете этих обстоятельств успех внешнеполитического балансирования Минску не гарантирован.