Олег Гайдукевич: мы все равно придем к власти, нас никто не остановит

Олег Гайдукевич в политике всего четыре года, и нынешние парламентские выборы для него первые, в которых он участвует не как избиратель, а как кандидат в депутаты.

В интервью Naviny.by первый заместитель председателя Либерально-демократической партии рассказал, почему не считает посла Воронецкого своим конкурентом, как ЛДП удалось выдвинуть Гайдукевича-старшего в Совет Республики и что он думает по поводу пенсий и численного состава силовых структур.

Олег Гайдукевич

Олег Гайдукевич родился в 1977 году в Минске. Окончил Академию МВД. До 2012-го работал в милиции, последняя должность — начальник РУВД Фрунзенского района. После увольнения из милиции работал советником в коммерческих фирмах. В том же году избран заместителем председателя Либерально-демократической партии, которую с 1995 года возглавляет его отец Сергей Гайдукевич. С 2016 года занимается только политикой. Согласно последней декларации, годовой доход составил 139 млн рублей. Имеет два дома под Минском, трехкомнатную квартиру в Минске, два автомобиля — Toyota RAV4 и Ford Explorer. Женат, двое детей.

 

— Олег, есть ли в парламенте квота для ЛДПБ?

— Меня удивляют прогнозы, кто будет избран депутатом в Палату представителей. Уверен, они не сбудутся. Нынешние выборы сильно отличаются от предыдущих кампаний. Идет зарождение настоящей политической культуры и конкуренции. Нас ждут значительные изменения в политической жизни страны.

Во-первых, старая оппозиция умерла на последних президентских выборах. Можно что угодно рассказывать в интернете, но если ты не баллотируешься, значит, тебя нет. И парламентские выборы эту тенденцию продолжили. Анализ кандидатов по возрасту показывает, кто имеет будущее, а кто — нет. Самая молодая партия — Либерально-демократическая. У нас средний возраст — 40 лет. Старая оппозиция выдвинула кандидатов 60-70 лет.

Во-вторых, на этих выборах я вижу настоящую борьбу.

 

«Воронецкий пять лет пил кофе в Австрии, он ничего не знает о Беларуси»

— По вашему округу все шло по вашему сценарию, пока не появился Валерий Воронецкий — посол в Австрии. Что-то пошло не так...

— У меня изначально был конкурент — депутат горсовета, замдиректора по идеологической работе крупнейшего предприятия. Он кандидатом зарегистрирован не был, но подписи собирал. А журналисты не разобрались и написали: у Гайдукевича нет конкурентов. Выиграйте у депутата горсовета, это не так-то просто. Потом появился Воронецкий.

— У него выиграть еще сложнее.

— У Воронецкого нет никаких шансов выиграть у меня. Прошло больше двух недель избирательной кампании. Меня народ знает. А кто такой Воронецкий? Просто чиновник, который пять лет сидел на красивых австрийских улицах и пил кофе. Он вообще ничего не знает о Беларуси. А сейчас приехал и хочет стать депутатом. Да его никто не знает в Лошице и Серебрянке!

— Вы верите, что выборы не будут сфальсифицированы?

— А как это возможно? Я на каждый участок поставлю наблюдателей, это раз. Два — я смотрю, как работают окружные комиссии. Всё поменялось. Пикеты проводим, где хотим. Встречи с избирателями тоже. Билборды разрешили вешать. Так что в плане агитации можно работать. Но давайте скажем правду, кто работает — властные кандидаты и наша партия. Ну, еще что-то делает Короткевич.

— Если выборы, по-вашему, не фальсифицируют, выходит, народ действительно не поддерживает ЛДП. Ведь за все время вашего существования был только один случай, когда депутат вашей партии попал в парламент — Сергей Гайдукевич в 2004-м.

— На самом деле проблема наших выборов в одномандатных округах. Если бы в России выборы проходили так же, как у нас, а не по партийным спискам, то количество партий в Госдуме уменьшилось бы в два раза. Какой самый сложный конкурент от власти? Девятовский, олимпийский чемпион (в 2008 году в Пекине метатель молота Девятовский стал серебярным призером. — ред.). Ни один оппозиционер у него не выиграет. А Воронецкий не конкурент. Его никто не знает. Даже я его не знал, пока не прочитал в интернете, что он баллотируется.

— Главное, что его знают в Администрации президента.

— Мы не допустим фальсификации, победа будет за нами. Мы нацелены на 10 мест в парламенте. Это первые мои выборы в качестве кандидата. Что было раньше, я не знаю. В любой стране мира есть административный ресурс, но выигрывать все равно можно. К успеху идут не сразу. Мы в 2012 году голову не опустили. Продолжили растить партию. И сейчас уверен, что будет успех.

Власть заинтересована, чтобы была демократизация в стране. Если этого не произойдет, им же хуже!

И как только мы окажемся в парламенте — инициируем выборы по партийным спискам. 

Олег Гайдукевич

— Представим, что ваша мечта сбылась. Представителей каких партий вы видите в парламенте с учетом того, что, как ранее вы сказали, оппозиция умерла?

— Из оппозиционных партий я вижу в парламенте только ЛДПБ. Все остальные должны объединиться и создать что-то новое. Для начала пусть избавятся от своих лидеров. Как может председатель партии не баллотироваться в парламент? Что касается Улаховича, Заднепряного, то у них провластные партии, я особо не вижу в них смысла, они могут объединиться с «Белой Русью».

 

«Избиратели знают три фамилии: Короткевич, Улахович, Гайдукевич»

— Как удалось продвинуть Гайдукевича-старшего в Совет Республики?

— Между прочим, никто этому не удивился. Он с 1991 года в политике, трижды кандидат в президенты, его знает вся страна. Это легенда белорусской политики! Нравится он кому-то или нет, но он есть и состоялся. Поэтому мы приняли решение, что надо участвовать в выборах в сенат. Это была тяжелейшая работа. Начали с местных советов, увидели поддержку.

— Давайте говорить начистоту: какое отношение Сергей Васильевич имеет к Березинскому району, который его выдвигает?

— Он 15 лет живет в Минской области.

— Он живет в Сёмково, ему до Минска меньше 10 км.

— Его выдвинули три райсовета. Его знает вся страна. Он может даже в Витебске баллотироваться.

— То есть это не благодарность за выборы?

— А за что нас можно благодарить?

— За легитимизацию.

— Я с этим категорически не согласен. Это тоже самое, как нас спрашивают: зачем вы участвуете в президентских выборах, если наберете всего 3%. А вы спросите Жириновского и Зюганова, зачем они участвуют в выборах. Если партия и ее лидер не баллотируются, такой партии не существует. После президентской кампании люди в Серебрянке, где я бываю каждый день, знают, кто такой Гайдукевич. А вот про Лебедько не знает никто. Он может написать хоть тысячу статей в Фейсбуке, но народ этого не заметит. Широкая аудитория знает три фамилии: Короткевич, Улахович, Гайдукевич. Поэтому мне на этих выборах проще, у меня фамилия Гайдукевич.

Олег Гайдукевич

— Кандидаты от вашей партии заканчивают выступления фразой «Либерально-демократическая партия всегда будет отстаивать ваши интересы». Но вспомним 2008 год, когда Сергей Гайдукевич был депутатом. Интересы студентов и пенсионеров он не отстоял, у них забрали льготы на проезд. Почему сегодня избиратели должны верить вашей партии?

— Потому что мы никогда не врем. Зачем заниматься популизмом? Сейчас кто-то говорит, что в два раза повысит зарплату и создаст миллион рабочих мест. Это же вранье! Надо людям говорить правду. Возьмем пенсионный возраст. Проще всего выступить против повышения возраста. И люди скажут: какой молодец. А я говорю честно и правдиво: правильно сделали, что подняли пенсионный возраст. Других вариантов, чтобы улучшить благосостояние людей, нет. Тоже самое с вашими проездными билетами. Гайдукевич, будучи в парламенте, был единственным депутатом, кто отстаивал наши позиции и в Европе, и в России.

— Еще один вопрос о вашем отце. В 90-е писали, что он через суд добивался, чтобы вы после развода остались с ним. Мать и брат, насколько я понимаю, уехали за границу. Общаетесь ли вы с ними?

— Это очень личный вопрос, но я отвечу. Отец меня действительно отсудил. Он хотел забрать и брата. Но это было советское время. То, что я остался с ним, уже было удивительным, ведь раньше всегда с матерью оставляли детей. Меня десять раз таскали на суды, я до сих пор помню, как плакал. Я люблю мать, брата, мы поддерживаем отношения. Это просто житейская ситуация. Для ребенка развод родителей — это большой стресс. Поэтому я сегодня очень ценю свою семью.

 

«Заместитель по идеологической работе вообще нигде не нужен»

— Давайте продолжим тему с пенсиями. В обществе по-прежнему вызывает возмущение, что силовики и военные на заслуженный отдых выходят гораздо раньше, чем гражданские специалисты. Как вы считаете, стоит уровнять возраст?

— Нельзя решать пенсионный вопрос популистским путем, чтобы ущемить силовиков. В милиции, армии, КГБ надо разобраться, кто чем занят. Оперуполномоченный, к примеру, должен уходить на пенсию раньше. Это ненормированный рабочий день 24 часа в сутки, и я не преувеличиваю. Выходных нет, семьи нет. Убийства, грабежи, тяжкие телесные повреждения, кражи совершаются ночью. Всё время нужно выезжать. А вот если сотрудник просиживает штаны в «кадрах», ему нужно увеличить пенсионный возраст.

 

 

— Что вы думаете о сокращении силовиков? Мы давно слышим про оптимизацию кадров, но, кажется, силового блока это особо не коснулось.

— Давайте сократим, я не против. И не только милицейского, но вообще любого бюрократического аппарата. Президент поручил в два раза сократить Миноблисполком. Прекрасно! Силовиков тоже сокращают, но здесь нужно подходить разумно. Участковых, к примеру, нужно увеличить. А вот руководящий аппарат можно срезать. Замов должно быть по минимуму. Заместитель по идеологической работе вообще нигде не нужен. С этими функциями вполне может справить сам руководитель.

— И последний вопрос по работе милиции…

— А чего вы меня об этом спрашиваете? Я уже забыл, когда в милиции работал.

— Вы забыли, а мы всё помним. Бывших милиционеров, как известно, не бывает.

— Не милиционеров, а офицеров. Это звучит гордо!

— В последнее время ваши коллеги регулярно дают поводы говорить о себе в негативном контексте. Избивают инвалидов, журналистов. Недавно ОМОН ворвался к невиновному человеку в квартиру. Вы все-таки были в этой системе. Можете объяснить, почему их не привлекают к ответственности, что законы писаны не для них?

— Я всегда привлекал к ответственности, у меня сотрудников, которые нарушали закон, сажали в тюрьму. Но нельзя всех равнять под одну гребенку. Большинство сотрудников милиции — порядочные люди, которые выполняют тяжелейшую работу. Мы все забываем, что было в 90-е годы. А я помню, как боялся возвращаться из школы домой. Всё было поделено между криминальными группировками, это было страшное время. Убийства были каждый день. Сегодня мы не боимся ночью выйти на улицу, и за это надо сказать милиции спасибо.

— Мы сказали и заплатили за это.

— Безусловно, на факты, которые вы упомянули, нужно реагировать. Что мне не нравится? Неэффективно работает пресс-служба МВД. Если что-то произошло, надо выходить к журналистам и объяснять свою позицию. В интернете мы читаем одну строну. И я не склонен ей не верить, скажу честно. Если МВД заботится о своем имидже, надо более оперативно работать по таким фактам, а не закрываться от прессы. Что-то произошло? Через две минуты должен быть комментарий! Но эти вопросы не ко мне, я сегодня лидер оппозиционной партии. 

Олег Гайдукевич

 

«Я не верю, что проиграю на выборах»

— Ваша партия называется либерально-демократической. Помнится, вы заявляли, что выступаете против массовых уличных мероприятий. Как это сочетается с базовым либеральным принципом о свободе собраний?

— Вы меня неправильно поняли. Я сейчас каждый день провожу массовые мероприятия. Собрания должны быть согласованы — это первое. Второе — они должны нести определенную цель. Если люди хотят обозначить свою проблему, то я это поддерживаю. А если они на митинге хотят прийти к власти, то я категорически против. Ничего хорошего не будет, начнется дестабилизация. Если мне приведут пример мирной революции, я поверю. Но такого не было. Посмотрите на Украину: трупы, кровь, ухудшение жизни.

Такую демократию, как у них, мне не надо. Демократию, как в Европе, я тоже не полностью хочу.

 

 

— А какую демократию вы хотите?

— Демократизация должна заключаться в повышении роли гражданского общества и политических партий. Нужен переход на партийные списки. Ничего другого мир не придумал. Я бы хотел, чтобы партии уже на этих выборах появились в парламенте. И не только ЛДПБ. Пусть будет пару человек от БНФ, у них есть свой избиратель. Пусть будут коммунисты, я не против. Чем больше разных людей, тем лучше. Будем дискутировать, создавать блоки. И тогда начнется сменяемость власти.

— Но во главе по-прежнему будет бессменный лидер?

— Давайте говорить откровенно: президент в 2015 году выборы выиграл, нравится это кому-то или нет. Он победил и в 2010-м, и в 2006-м, и в 2001-м. Если за него проголосует меньше людей, мы придем к власти.

— Как насчет того, что он должен был уйти после двух сроков?

— Так ведь был референдум. Всё законно. На сегодня я уверен, что сама власть не заинтересована в фальсификациях.

— То есть если вы проиграете, вы воспримите это так, что за вас действительно не проголосовали люди.

— Я не верю, что проиграю. Я даже не думаю об этом. Мы серьезные финансы вкладываем в выборы. Свои собственные средства.

— Это же деньги в пустоту, как показывает опыт ваших предыдущих кампаний.

— Как в пустоту? После президентских выборов к нам пришли новые люди. Сейчас у нас 77 кандидатов, 90% из них — новые люди, которые раньше не баллотировались. Это первое достижение. Второе — у нас появились новые офисы в регионах. Мы всё равно придем к власти. Нас никто не остановит.

— Давайте поговорим о ваших партнерах в Европе. Прямо скажем, неоднозначные у вас друзья — «Партия свободы Австрии», «Национальный фронт Франции» и возглавляют этот список неофашисты, итальянская партия «Новая сила».

— Я никогда с неофашистами не общался и общаться не буду. Я общаюсь с правыми партиями, которые в Европе набирают популярность.

 

 

— Заявление лидера «Новой силы»: «Я не считаю, что называться фашистом позорно». На ваш взгляд, общение с таким человеком не вредит вашему имиджу?

— Он эту фразу не говорил, он подал в суд на издания, которые это написали.

Кроме того, в Беларусь он приехал в составе делегации. Была латвийская, польская партии. Никаких договоров о союзе у меня с ним не было. Он пообещал привезти в Беларусь инвестиции. Если он это сделает, будем общаться.

Политик должен быть прагматичным. Правые партии в Европе занимают лидирующие позиции. Они выступают за суверенитет своих стран, и мы их в этом поддерживаем.

— Вы разделяете их мнение по поводу мигрантов? Все они выступают за ужесточение политики вплоть до того, чтобы топить корабли с нелегалами.

— Меня не интересует, что они будут делать в Европе. В Беларуси законодательство в отношении мигрантов достаточно жесткое. Мы их не допускаем. И я убежден, что так нужно делать и дальше.

Олег Гайдукевич

— В своей программе вы предлагаете «усилить контроль на рубежах Отечества». Возведем границу с Россией? Это, в частности, предлагает БНФ, чтобы предотвратить наркотрафик.

— Нужно усилить контроль на границе, но возведение границы от наркотиков не спасет. Посмотрите на США с Мексикой. Я вам больше скажу, ужесточение наказания тоже проблему не решит. Это бизнес, большие деньги. Нужно усилить работу силовых структур, оперативную работу. И сегодня они этим уже занимаются.

— И последний вопрос. Вы никогда не скрывали, что у вас большие политические амбиции. Можно ли говорить о том, что парламентская кампания для вас — это ступенька к президентской?

— На сегодня моя цель — выиграть парламентские выборы. Я не вижу для себя конкурентов. Уверен, что люди меня поддержат. Сейчас моя задача — усилить агитацию. Что касается президентской кампании, могу сказать только одно — ЛДПБ однозначно будет выдвигать своего кандидата.

 

 

Фото Сергея Балая, видео Сергея Сацюка