«Самое страшное у нас в деревне — это поджоги»

Десять лет подряд семья из Лоевского района страдает из-за поджогов.

«Мы уже никуда не пишем, не звоним, не жалуемся. Всё бесполезно. Никто не может помочь. Сидим и ждем — когда уже следующий раз загорится у нас сарай или сено, или солома», — рассказывает жительница деревни Уборок Лоевского района Тамара Швед. У них на днях уже десятый раз за десять лет подожгли имущество.

«Красного петуха» злоумышленник пускает обычно осенью. Но было и исключение — однажды сарай полыхнул в феврале.

«Практически все пожары были до полуночи. Зайдем в дом, начнем смотреть телевизор или спать ляжем — опять заполыхало. Кто-то же выслеживает! Вот этот раз пришли со двора, было полдесятого вечера, минут десять прошло, собака залаяла, смотрю в окно — опять горим! Запалили солому за сараем — её только накануне привезли. А рядом еще десять рулонов сена лежит. Раньше горел сарай, пристройки, тоже рулоны сена и соломы. Чудом огонь не перебросился на дом — хорошо, что пожарный пост рядом», — вспоминает пенсионерка.

Она до заслуженного отдыха работала экономистом в местном сельскохозяйственном предприятии, муж и сейчас трудится учителем в школе. Взрослые дети живут отдельно.

Супруги недоумевают — кому они могли так насолить, чтобы регулярно жечь их?

«Сто раз меня уже опрашивала милиция — кто это мог быть? Может, я с кем-то ругалась? Но я вообще ругаться не умею. Было какое-то непонимание, или что, на работе — я ушла спокойно на пенсию и сижу дома, никого не трогаю. На кого нам думать? Что может муж кому-то двойку в школе поставил? Но не десять же лет нас жечь за это?» — удивляется Тамара Швед.

На пожары приезжала милиция, проводились экспертизы, которые устанавливали, что пожар был «от постороннего источника», то есть поджог, проводились проверки и даже возбуждались уголовные дела, но толку нет.

По словам жительницы деревни, в этот раз поджигатель оставил четкий след.

«Да видно, толку опять не будет. Я уже просила милицию — может, пусть собака след бы взяла, если надо, мы заплатим за собаку. Бесполезно. Из Лоева приезжали, из Гомеля, всё опрашивают нас. А мы сидим, ждем очередного пожара. Что делать — не знаем. Ну, если мы бы знали — кто, за что, мы бы сказали милиции. Да и кого мы можем подозревать? Мы что — убили кого, ограбили? Я уже столько передумала, ночей не сплю. Угроз никаких никто не высказывал нам. Нормальные люди вечером закрывают окна, шторы, ложатся спать, а мы всё открываем и всматриваемся в окно — будем сегодня гореть или нет. Документы сложили отдельно, чтобы хоть схватить при пожаре, спим одетые», — делится женщина.

Они с супругом уже не верят, что когда-нибудь поджигатель будет найден — ведь десять лет никто не может его поймать, бессильна и милиция.

На сарае после одного из пожаров супруги установили камеру видеонаблюдения, но крысы перегрызли провода. Сельчане уже собирались сесть под рулонами и дежурить.

«Сколько нервов! А вдруг не проснемся, как пожар будет? Мы никогда не засыпаем, все прислушиваемся...Сосед как-то видел, как кто-то лез на крышу сарая — спугнул его. Однажды другой сосед заметил пожар — позвонил нам. Сейчас тоже мужчина работал на зернотоке, видел — ехал возле нашего огорода кто-то на велосипеде, и тут рулоны загорелись через несколько минут. Сейчас люди многие стали страшные, завистливые. Хотя чему у нас завидовать? У нас же ни богатства нет, ничего, живем в государственном доме. Один человек после пожара советовал — может, тут магия замешана, съездите к какой-нибудь бабке, знахарке или шептухе. Но не верю я в этих бабок, чем они могут помочь», — замечает Тамара Швед.

В этом году в деревне Уборок горели и другие сараи, скорее всего, тоже «от постороннего источника». Пострадало имущество, коровы и поросята местных жителей. Зимой полыхал также сарай у одной сельчанки, корова задохнулась в дыму. Но чтобы десять лет подряд?

«Самое страшное у нас в деревне — это поджоги», — добавляет женщина.

Начальник Лоевского РОВД Владимир Бухавцов в комментарии для Naviny.by отметил, что по факту последнего пожара, 14 августа, в деревне Уборок проводится проверка, назначена экспертиза, которая даст ответ — был это поджог или нет. А уголовные дела по предыдущим поджогам, по его информации, находятся в Следственном комитете.

Официальный представитель УСК по Гомельской области Мария Кривоногова пояснила Naviny.by, что в районном отделе Следственного комитета по фактам поджога у семьи Швед было только одно уголовное дело — в 2012 году, возбужденное по ч. 2 ст. 218 УК (уничтожение имущества общеопасным способом). Тогда у сельчан сгорела крыша и чердак сарая. Экспертиза показала — поджог. Но дело было приостановлено «в связи с неустановлением лица, подозреваемого в совершении преступления».

В СК не отрицают, что раньше — еще до образования Следственного комитета — также могли возбуждаться уголовные дела по фактам поджогов, но у СК документов по данным делам нет, а материалы проверок — в милиции.

Тем временем семья Швед живет как на пороховой бочке — в прямом смысле. Неизвестно, когда следующий раз полыхнет.