«Я создал клуб европейского уровня, а меня превратили в вора и преступника»

Прокурор запросил для бывшего директора клуба «Цмоки-Минск» 6 лет лишения свободы.

«Я нарушал закон, но хищение я признать никак не могу. Все средства я использовал на развитие клуба», — заявил Константин Шереверя 24 августа в суде. Бывший директор баскетбольного клуба «Цмоки-Минск» обвиняется в том, что присваивал казенные деньги и завышал свою зарплату. Прокурор за это просит назначить Шеревере наказание в 6 лет колонии усиленного режима. 

Константин Шереверя

Зачитывая обвинение в суде, прокурор Роман Бизюк отметил, что бывший гендиректор баскетбольного клуба создал механизм, при котором часть средств, начисленных на зарплату игрокам и тренерам, попадала ему в карман.

Как только сотрудник получал банковскую карточку, Шереверя изымал ее вместе с пин-кодом. В банкомате он снимал деньги и передавал подчиненному только часть начисленной суммы, о которой они договаривались ранее в устной форме. Кроме того, игроки и тренеры подписывали конфиденциальное соглашение к договору, однако сумму контракта Шереверя дописывал позже, когда подпись сотрудника уже стояла в документе.

Часть зарплаты передавали из рук в руки в бухгалтерии. Здесь схема работала еще проще — просто работнику выдавали меньшую сумму, а остаток, как отмечено в обвинении, Константин Шереверя забирал и использовал по своему усмотрению. Это касалось зарплаты как белорусских игроков, так и легионеров «Цмоков».

За четыре спортивных сезона следствие насчитало более 60 эпизодов преступных действий обвиняемого

Отметим, что учредителем клуба является Мингорисполком, финансирование шло из бюджета.

Отдельно прокурор остановился на юбилее Шеревери, который тот отмечал в 2014 году за две недели до задержания. По документом это был учебный семинар, а по факту — банкет, на котором присутствовали не только сотрудники клуба, но и спортивные функционеры. Например, помощник президента Максим Рыженков.

Сам Шереверя вину не признает. Он настаивает, что полученные деньги использовал на развитие клуба. В уголовном деле фигурировало также имя его гражданской жены Натальи Белявской, которая работала в клубе инспектором по кадрам и секретарем.

Уголовное дело в отношении Белявской было прекращено по реабилитирующим основаниям — она возместила ущерб, а также обратилась с ходатайством на имя Лукашенко.

«За четыре года работы мне было начислено лишних 3,6 млн рублей, Белявской — 4 млн рублей. О каком хищении может идти речь? — заявил в суде Шереверя. — Мне 62 года, 50 из них я посвятил баскетболу. За восемь лет я с нуля создал клуб европейского уровня. А меня превратили в вора и преступника. Когда читаю обвинение, думаю, если бы я на самом деле совершил то, что там написано, может быть, сегодня мне не было бы так обидно».

По словам обвиняемого, основной проблемой клуба было нестабильное финансирование: «Оплата агентов, транспортных расходов, жилья для легионеров — все эти расходы бюджетным финансированием не предусматривались. Спонсоры тоже не хотели давать на это деньги».

Поэтому бывший директор клуба решил создать что-то вроде стабилизационного фонда. Официально такой фонд оформлен, конечно, не был. Деньги в него поступали с тех самых карточек игроков и тренеров.

Разницу между контрактной и реальной зарплатой, а также деньги, которые формально выделяли на питание спортсменов, Шереверя использовал для решения оперативных задач — представительские расходы, прием судей, а зачастую и выплату зарплаты.

Задержек, по его словам, практически не было. Сотрудники клуба об этой схеме знали и не возражали.

«Ни одного недовольного игрока не было, со всеми я рассчитывался», — подчеркнул обвиняемый.

Провести деньги легально, по его словам, не позволяли законодательные ограничения. Зачастую оплатить расходы нужно было быстро, официально деньги можно перечислить только через банк, по безналу. На это требуется время и объяснения по целевому использованию средств.

Те, кто знают, как работают наши клубы изнутри, говорят, что такую схему используют многие организации. И спортсмены не возражают против удержания части зарплаты, потому что понимают: будешь возмущаться — не получишь вообще ничего. 

Константин Шереверя

«Сегодня я понимаю, что создание фонда было моей ошибкой, но я не видел другого пути, — говорит Шереверя. — Наверное, мне нужно решать вопрос путем совершенствования законодательства, выходить с такими инициативами, но тогда мне казалось, что энергию и время лучше направить для достижения высоких спортивных целей. Может быть, на моем примере сейчас надо рассматривать изменения в законодательстве».

Прокурор, кстати, признал на суде, что Шереверя действительно использовал полученные от спортсменов и тренеров деньги на развитие клуба. Но обвинения в хищении гособвинитель не снял, так как действия бывшего руководителя не были оформлены должным образом.

«Я сейчас думаю, может, я попутал частную собственность с государственной. Если бы это был частный клуб, наверное, вопросов бы ко мне не было», — считает один из создателей «Цмоков».

Сейчас, по его мнению, ситуация в клубе значительно ухудшилась.

«Женская команда проиграла всё, что можно. Она фактически расформирована. В 2014-2015 сезоне игрокам официально не выплатили зарплату, а преподнесено это было так, что они сами отказались от денег. Это же нонсенс. Мужской команде в течение 5-6 месяцев не платят зарплату, показания Мирковича (сербский защитник Бранко Миркович, играл в Минске три сезона, перешел в чемпионат Румынии. — ред.) это подтверждают», — заявил обвиняемый, пришедший на сегодняшнее заседание суда в майке «Цмоков».

Оправдание, как он говорит, у него одно — клуб уверенно развивался, вошел в элиту баскетбола, стал узнаваемым. На матчи «Цмоков» приходило рекордное количество болельщиков. На десятилетие команды, когда Шереверя уже был под стражей, в «Минск-Арене» собралось всего 540 человек.

«Я люблю страну. Я плакал, когда подымался на награждение, а у меня на груди было написано «Беларусь», — подчеркнул он. — Да, я нарушил закон, почти два года я сижу в СИЗО — это огромный срок, я уже несу наказание. У меня родился внук, которого я еще не видел. Я надеюсь на справедливость. Надеюсь, что еще смогу принести пользу нашему баскетболу».

На первые судебные заседания поддержать Константина Шереверю  приходили родственники и друзья. Сегодня в суде была только пресса.

Приговор по делу будет оглашен 31 августа.