Вячеслав Шарапов ушел из «Песняров». «Уступаю дорогу молодым»

Он сам решил покинуть, прямо скажем, довольно престижную должность, при этом не хлопнув дверью.

Вячеслав Шарапов принял решение не продлевать контракт с Министерством культуры и покинул должность художественного руководителя — директора БГА «Песняры». 

Вячеслав Шарапов

С Вячеславом Шараповым я знакома 11 лет. Можно сказать, мы приятельствуем. Даже когда я писала что-то, возможно, не очень приятное для худрука «Песняров», никогда не слышала упреков и претензий и уж тем более отказа в получении информации.

Все эти годы с завидной регулярностью слышала из разных источников: «Шарапова увольняют», «на этот раз его точно уберут» и тому подобное. А Вячеслав Вячеславович сам решил покинуть, прямо скажем, довольно престижную должность, при этом не хлопнув дверью.

— Вячеслав, насколько мне известно, это не первая ваша попытка отставить должность художественного руководителя и директора БГА «Песняры». А на своей страничке в Фейсбуке вы написали: «А я свободен с 1 августа!!!! Ураааааааа!». Чем же вас так допекла эта должность?

— Не могу сказать, что допекла, но рад тому, что реализовалась идея дать дорогу молодым музыкантам. Сегодня могу сказать, что справился с тремя задачами, которые поставил перед собой, получая портфель худрука БГА «Песняры». Во-первых, обеспечить зрителей музыкой, к которой они привыкли смолоду, чтобы они слышали полюбившиеся песни «золотого фонда». Владимир Георгиевич ушел слишком рано, его публика вот только год-два как подошла к тому возрасту, когда активно на концерты не ходит. И мы давали людям музыку их времени.

Конечно, на наши концерты приходила и молодежь, но это не было массовым явлением. У 60-летней бабушки и 20-летней внучки могут быть замечательные внутрисемейные отношения, но музыкальные вкусы вряд ли совпадут.

Вторая задача — вернуть на родину бренд «Песняры», который в начале 2000-х принадлежал частной российской фирме, и с этой нелегкой работой наш коллектив тоже справился.

И третье, о чем я мечтал: создать молодой сплоченный коллектив, способный творчески развиваться в современном русле, сохраняя традиции «Песняров» Владимира Мулявина. Поэтому решение об уходе из «Песняров» принимал с чувством выполненного долга.

— «Песнярам» отдано 17 лет. Как будет вспоминать это время?

— С благодарностью за то, что выступал с коллективом на самых лучших площадках бывшего СССР, работали на колоссальную аудиторию, да и за рубежом мы бывали. Этот отрезок жизни — огромная школа творчества и административной работы. Благодарен всем коллегам по ансамблю за совместную работу. Добрым словом и с благодарностью за то, что многому меня научили, назову имена заместителей и министров культуры разных лет: Владимира Рылатко, Леонида Гуляко, Владимира Гридюшко, Павла Латушко, Владимира Матвейчука, Бориса Светлова и Ирины Дрига.

— Еще весной в частной беседе говорили мне, что написали заявление об увольнении, а если не подпишут, то 31 июля завершается контракт, и вы не намерены его продевать. Время-то экономически неблагополучное, а работа в госколлективе — хоть какая-то финансовая стабильность. И все-таки вы решились… Как, к слову, семья восприняла ваше решение?

— Моя семья давно привыкла к тому, что моя работа больших денег не приносит. В БГА «Песняры» я не был сильно богатым, но и не бедствовал. Мое нынешнее финансовое положение точно не будет хуже, а вот дома буду чаще.

— А в коллективе как отнеслись к вашему решению?

— С одной стороны, у молодых развязаны руки, но сказать, что они бурно аплодировали моему решению, не могу. Вообще, коллектив не очень-то и хотел отпускать. Но я убедил ребят, что пришло время. Их время вписать свою страницу в историю «Песняров». По отношению к музыкантам ансамбля чувствую себя старшим братом. В принципе, я мог бы доработать до пенсии, но ведь и они за это время могли бы перегореть. Думаю, чему-то полезному я их научил, но убежден, что ВИА — такой жанр, в котором главное слово за молодыми. Знаю, у них много идей, они должны их реализовать, получить свой опыт, прожить свою жизнь на сцене. Не исключено, что в каком-то ином качестве и я иногда буду сотрудничать с ансамблем.

— На свою должность вы предлагали Минкульту кандидатуру Романа Козырева. Известно ли уже решение министерства? «Песняры» первого состава рассказывали, что в свое время именно сами музыканты предложили, чтобы руководителем ансамбля был Владимир Мулявин. Теперь мнение музыкантов о кандидатуре руководителя как-то учитывается вышестоящей организацией?

— Обязательно учитывается. Очень надеюсь, что Роман Козырев займет эту должность — для этого есть все предпосылки.

— В том же Фейсбуке вы процитировали слова Владимира Мулявина, сказанные в 1993 году: «Я безнадежно отстал от жизни. Я не умею и не хочу ничего продавать, тем более себя. Вот сейчас культура поддерживается на спонсорские капиталы. Спонсоры требуют к себе внимания, просят организовывать время от времени выступления артистов в свою честь. Ради высших целей и это терпимо. Но вот что происходит дальше: вы не будете возражать, если спонсоры немного расслабятся? Накроем столики, устроим танцы. Ну, ребята, даете! «Песняры» никогда не работали и не будут работать на жующую и пляшущую публику. Нам не нужны деньги ценой собственного унижения». Чем они вам так близки в 2016 году?

— Эти слова мне близки были, есть и будут на всю оставшуюся жизнь. Моя мечта, чтобы «Песняры» выступали на больших концертных площадках перед огромной обновленной аудиторией. Я считаю, что «Песняры» — это музыкальный символ Беларуси и поэтому всегда и во всем нужно высоко держать планку. Поэтому на корпоративах, банкетах пусть работают другие, кому это комфортно и приятно.

Вячеслав Шарапов

— Как прошел первый день свободы? И какие планы на ближайшие полгода?

— Приехал с «Песнярами» из Питера и сразу на новую работу — я и раньше сотрудничал со Sputnik Беларусь, а теперь — здесь моя основная работа радиоведущего. Очень нравится: регулярно встречи с интересными людьми, замечательный редакционный коллектив. Есть у меня и совместные планы с Леонидом Борткевичем и Анатолием Кашепаровым — задумали музыкальный ретро-проект. Он абсолютно некоммерческий, для души, возможно, кому-то будет интересен наш взгляд на добрую советскую музыку.